02 декабря 2020, среда
  • Катастрофа с биоотходами

Катастрофа с биоотходами

На протяжении вот уже двух лет наше издание бьет тревогу по поводу утилизации биологических отходов в Воронежской области. Этим в регионе занимается единственное предприятие — ветсанутильзавод «Гремяченский». На днях пришло тревожное известие — завод остановил деятельность.

Причина — наезды со стороны проверяющих органов — Россельхознадзора, Росприроднадзора, управления ветеринарии и др. Предприятие буквально задавили непомерными штрафами: 840000 рублей, 500000 рублей, 40000 рублей и т.д. Причем поводы для них достаточно мелкие, а то и вовсе надуманные, да и разные организации штрафуют за одно и то же нарушение, что противоречит закону и здравому смыслу. Причем интересно: «Гремяченскому» предъявляют претензии за плохой запах, а вот скотобойни, животноводческие комплексы, перерабатывающие предприятия, которые отнюдь не благоухают, никто почему-то не трогает. Может, потому, что гендиректор ветсанутильзавода категорически отказывается давать взятки?

Вот вам результат. С какой-то садистской решимостью государственные организации в разгар пандемии коронавируса разрушили действующее предприятие вопреки всем указам президента РФ о поддержке малого и среднего бизнеса. Завод распустил рабочих, потому что им нечем платить зарплату — все заработанные с огромным трудом деньги ушли на штрафы. Так и хочется спросить руководителей этих ведомств: довольны?! Неоднократное обращение в областной департамент сельского хозяйства ничего не дали: чиновники отделывались обещаниями рассмотреть проблему и оказать помощь. Слова остались пустыми...

Но, может, утилизация биоотходов региону не нужна? Давайте ознакомимся с цифрами и фактами, характеризующими эту сферу народного хозяйства Воронежской области.

По оценкам различных экспертов, здесь ежегодно образуются сотни тысяч тонн трупов животных — из-за естественного падежа, эпидемий. Сюда же относятся отходы производства мясокомбинатов, скотобоен и цехов, продукты с истекшим сроком годности, конфискованные фальсификаты. Однако единственный в регионе ветсанутильзавод до недавних пор перерабатывал за год не больше двадцати тысяч тонн биоотходов и — как это ни парадоксально — был загружен не полностью. Вывод: подавляющая часть мертвечины просто закапывается, ибо сжигать ее слишком дорого да и незаконно.

Согласно Ветеринарно-санитарным правилам сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов, утвержденным главным государственным ветеринарным инспектором Российской Федерации 04 декабря 1995 г. № 13-7-2/469, в зоне, обслуживаемой ветеринарно — санитарными утилизационными заводами, ВСЕ биоотходы, кроме отходов, зараженных болезнями, прямо указанными в вышеназванных правилах, подлежат переработке в мясокостную муку.

Утилизационные цеха животноводческих хозяйств вправе перерабатывать отходы, полученные только в процессе их собственной производственной деятельности.

Недобросовестные бизнесмены, чтобы не платить за утилизацию (хотя ее стоимость заложена в цену мяса), в погоне за сверхприбылью закон нарушают. Хотя за это установлена административная ответственность. А за нарушение ветеринарных правил, повлекшее по неосторожности распространение эпидемий или иные тяжкие последствия, наступает уже уголовная ответственность.

Очевидно, карательные меры не пугают дельцов, ибо сверхприбыль настолько велика, что жадность становится сильнее страха.

Это что касается юридической стороне дела. А вот — сторона фактическая. Оказалось, что реальной оценки количества производства и утилизации биоотходов на сегодняшний день в регионе нет, сведения за предыдущие годы противоречивы. Так, в приложении к приказу № 543 от 16 октября 2017 года «О внесении изменений в приказ департамента природных ресурсов и экологии Воронежской области от 26.08.2016 г. № 356» (оно называется Территориальная схема обращения с отходами. Новая схема пока не утверждена) указано, что в предприятиях региона, занимающихся животноводством и обработкой животноводческой продукции, ежегодно образуются 58102,06 тысячи тонн биоотходов.

В письме же заместителя председателя правительства Воронежской области А.А. Спивакова от 13.01.2011 г. № 01-05/065 дается цифра 130 тысяч тонн.

Есть и еще одно письмо, подписанное заместителем руководителя управления ветеринарии Воронежской области Н.Ю. Эсауленко от 28.11.2018 года № 63-11/2352. Вот цитата из него: «По состоянию на 01.11.2018 на территории Воронежской области 9 хозяйств имеют биотермические ямы для утилизации трупов животных и птицы, 67 хозяйств используют 86 инсинераторных установок для термического уничтожения биологических отходов, 8 мясоперерабатывающих предприятий используют оборудование для утилизации ветеринарных конфискатов. Остальные производители животноводческой продукции в соответствие с ветеринарным законодательством пользуются услугами ОАО „Ветсанутильзавод Гремяченский“, с. Гремячье, Хохольского муниципального района, имеющего производственную мощность 100 тонн в сутки или 26 тыс. тонн в год, которых достаточно для покрытия всех нужд области».

Здесь нужно учесть следующее. Биотермические ямы имеют небольшие размеры и очень быстро заполняются. Инсинераторные установки обладают малой мощностью и, по закону, могут быть использованы только для уничтожения отходов, зараженных болезнями. Все предприятия, обладающие оборудованием для производства мясокостной муки (их, кстати, 7, а не 8, как указано в письме Н.Ю. Эсауленко), совместно утилизируют менее 4600 тонн биоотходов в год, то есть, если верить управлению ветеринарии, «нужды области» в уничтожении биоотходов составляли в 2018 году даже меньше, чем 58 с небольшим тысяч тонн в 2017 году.

Итак, 58 тысяч, 130 тысяч, 26 тысяч. Какие из этих цифр верные? Никакие! На самом деле все эти годы производство животноводческой продукции, а, соответственно, и число животных и птиц сильно увеличилось, так что реально биоотходов в 2017-18 годах было намного больше. С тех пор их количество еще возросло (по некоторым данным, на 25 процентов). Кроме того, в эти показатели не входят испорченные или потерявшие срок годности пищевые продукты, которые должна утилизировать торговая сеть. В официальную статистику не попадает и кровь забиваемых животных, а это десятки, если не сотни тонн в сутки. Далее, население региона в прямом смысле слова выбрасывает на помойку павших домашних животных. На «Гремяченский» привозили в год еще и около 15 тысяч тонн отходов из других областей. Поэтому, по предварительным подсчетам, учитывая, что в области функционируют 212 предприятий — источников образования биологических отходов, а многие из них занижают реальное количество имеющихся в наличии животных или птиц, а соответственно, и размеры падежа, количество биоотходов может достичь до 300 тысяч тонн ежегодно.

Официальные сведения о переработке этих отходов также далеки от действительности. Согласно Территориальной схеме, в 2017 году в области было 7 предприятий, имеющих оборудование для производства мясокостной муки из биоотходов, которые совместно утилизировали 4595,239 тонны биоотходов, то есть 7,9 процента от их общего количества. Статистика вызывает сомнение, так как только завод «Гремяченский» (который, согласно упомянутой Территориальной схеме, утилизировал всего 2136,104 тонны биоотходов в 2017 году, а, по данным самого предприятия, 809, 2 тонны — имеются в виду биоотходы, поступившие от предприятий Воронежской области), на самом деле ежегодно перерабатывал в костную муку в среднем 20 тысяч тонн. Правда, три четверти этих отходов поступали из соседних областей ЦЧР, а также из Москвы, Волгограда, Саратова и т.п. Напротив, остальные предприятия, указанные в схеме, перерабатывают только биоотходы собственного производства и, по некоторым данным, в меньшем количестве, чем раньше, т.к. у них устарело оборудование.

В любом случае, даже если судить по официальным вышеуказанным цифрам, в регионе утилизируются всего менее 8 процентов биоотходов. Куда деваются остальные?!

Повторимся: их просто закапывают. Говорить о вреде такого, с позволения сказать, «метода утилизации» можно очень долго, ведь через землю опасные вещества проникают в реки, ручьи, водоносные слои, а оттуда — в водопровод. Может быть, поэтому онкологические и мочекаменные заболевания медики называют краевыми патологиями Воронежской области?

Сжигание отходов тоже наносит урон экологии — загрязняется воздух, что не менее опасно для здоровья населения. Опять напомним: по закону сжигание можно использовать только в случае эпидемий, трупы животных, павших от других причин, подлежат сдаче на спецпредприятия для переработки в костную муку. И для каждого эпизода использования печей должны выписываться особые ветеринарные справки.

Но остался неотвеченным главный вопрос: а кто же не отправляет на переработку свои биоотходы? Для решения этой загадки я обратился к трем источникам: Территориальной схеме обращения с отходами, где указаны все хозяйства, образующие биоотходы; к списку предприятий, которые реально возят отходы на ветсанутильзавод; к перечню компаний, имеющих собственное оборудование для производства мясокостной муки.

Начнем с последних. К этой группе относятся 6 предприятий. Полностью ли они утилизируют отходы своего производства или нет, остается предметом дальнейшего исследования. Впрочем, иногда отдельные представители этой группы животноводческих фирм привозили на ветсанутильзавод «Гремяченский» биоотходы.

Вторая группа — компании, которые реально в 2019 году сдавали отходы на переработку в мясокостную муку. Как писал Ленин о декабристах, «узок круг этих революционеров», их можно пересчитать по пальцам: всего 10.

Подсчитаем: 16 из 212 предприятий, то есть чуть более 7,5 процентов! Как же оставшиеся 196 фирм, занимающихся животноводством (третья группа), справляются со своими отходами, которые в 2017 году составляли 58102 тонны (я уже упоминал, что эти цифры явно занижены, а сейчас, спустя три года, количество биоотходов сильно возросло в связи с развитием в области животноводства)? Эту загадку могли бы решить только проверки природоохранной прокуратуры и управления ветеринарии Воронежской области, куда мы направили несколько писем и список из 196 компаний, которые девают свои отходы неизвестно куда (его не публикуем из-за большого объема). Мы попросили проверяющие органы определить, сколько эти хозяйства реально производят биоотходов, как их утилизируют. Но получили все те же отписки о сжигании.

Ситуация напоминает сказку про белого бычка. А тем временем экологическая обстановка в области близка к катастрофе, в том числе из-за незаконного уничтожения биоотходов. Мало нам коронавируса! Нужно срочно помочь «Гремяченскому» запустить производство и построить еще несколько таких заводов, как уже сделали в соседних областях. Наше регион — единственный, кто не утилизирует биоотходы согласно закону.

Юрий Пульвер

Воронеж

Оставьте комментарий
Имя*:

Оставляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения