17 февраля 2019, воскресенье
  • Почему дорожает бензин?

Почему дорожает бензин?

Об этой проблеме, которая волнует все население страны, мы беседуем с известным воронежским бизнесменом, президентом Воронежской топливной ассоциации (ВТА) Сергеем Шишлаковым.

— Сергей Владимирович, насколько нам известно, Вы как-то были в Сочи, где приняли участие в совещании, где, образно говоря, в споре «прижали» профильного замминистра. Нельзя ли поподробнее?

— Этот интересный разговор состоялся на заседании Российского Топливного Союза. Я выступаю как общественный деятель: у меня нет своих заправок, поэтому мне ничего не страшно. Я могу говорить в глаза кому угодно и что угодно, потому что меня невозможно прижать. Да, я дружу с несколькими воронежскими топливными компаниями, и они меня попросили стать общественным деятелем, представлять их интересы. Я езжу на заседания Российского Топливного Союза, вхожу в состав совета директоров РТС. Там представлены около сорока российских регионов от Камчатки до Уфы, Казани, Санкт-Петербурга, Воронежа и Липецка. Там обсуждаются проблемы отрасли.

Мы — единственная организация, которая объединяет независимых заправщиков. Остальные — так называемые «винки» — вертикально интегрированные компании: «Лукойл», «Роснефть», «Газпром». Их представители иногда к нам приезжают.

— И что Вы на том совещании обсуждали?

— Мы постоянно обсуждаем одну тему — непаритет цен оптовых с розничными. Почему при всех повышениях и понижениях цен на нефть и вообще энергоресурсы цена в рознице постоянно растет?!

— В этом обвиняют предпринимателей.

— Но на самом деле это не так! Как правило, на совещаниях присутствуют представители ФАС, и как всегда кто-нибудь из замов министра топливной промышленности и энергетики. С ними и спорим.

— Так почему дорожает бензин?

— По той простой причине, что бизнес у нас непонятно как устроен. У большинства предпринимателей — частный, а у «винков» непонятный: не то государственный, не то олигархический.

— О чем был спор с замминистра?

— В свое время мы сделали фотографии стел с ценниками «Роснефти» в Воронеже. Затем пришли на их базу с намерением купить топливо. Нам дали накладные, которые мы могли оплатить. Выяснилось, что на заправках «Роснефти» горючее продается дешевле, чем оно отпускается оптом. Это нонсенс! Но факт.

На мой закономерный вопрос, почему так вышло, высокопоставленный чиновник мне говорит: этого не может быть в принципе. Я ему отвечаю, что это так и есть. Показываю фотографии и документы. Там видно число на стеле, такая же дата проходит по накладной.

Меня отсылают к представителю «Роснефти» в Воронеже, предлагают писать заявление. После этого я направился в региональное УФАС. Тогдашний руководитель ведомства удивился ситуации и написал от своего имени письмо-претензию в «Роснефть». Проходит немного времени, меня вызывают в Управление федеральной антимонопольной службы по Воронежской области и сообщают: звонили из центрального офиса и интересовались, мол, кто там у вас в Воронеже такой Шишлаков? На тот момент я был депутатом воронежской городской Думы. Информация дошла до руководства «Роснефти». После их вмешательства все осталось по-прежнему: оптовые цены на бензин и солярку находятся на уровне розничных.

— А кто мешает частным предпринимателям цены поднимать?

— В верхах запрещают поднимать цены негласным устным указом. Говорят примерно так: «Да, мы понимаем, — рыночные отношения, но и вы поймите: сложная ситуация в стране. И так денег нет у населения, а вы цены поднимаете на горючее...» Итог налицо.

Приведу такой пример. К совещанию в Сочи представители топливного бизнеса из Санкт-Петербурга подготовились и подняли цены до 50 рублей за бензин АИ-95, собрав все необходимые документы. Но пока их делегация присутствовала на совещании, в офис пришли контролирующие организации, произвели выемку всех документов, всех компьютеров...

— А сколько в нашей области частных заправок?

— Процентов 80 от общего числа. Регион очень хорошо представлен частным малым бизнесом. Только у одной ВТК около сорока заправок. «Калина Ойл» имеет свою сеть. Есть еще заправки «винков».

— А у «Роснефти» оптовые и розничные цены тоже одинаковые?

— Тоже. Дело в том, что правительство России нас «кормит завтраками». Мол, вы поймите, сейчас не время: то тут, то здесь проблемы. Самое главное, государство не разделяет добычу сырья — нефти — с переработкой. То есть не позволяют сделать так, как заведено во всем цивилизованном мире, препятствуют возникновению реальной конкуренции.

Сначала мы думали, что «винки» хотят нас просто уничтожить, чтобы мы продали свои заправки. Но когда «Лукойл» и «Роснефть» попытались передать свои заправки в аренду частникам (реклама везде идет, бери — не хочу!), тогда мы поняли, что не в этом дело.

— А в чем?

— Им банально неохота заправками заниматься. Поясню. Что такое современная заправка? Это большой, технологически сложный комплекс. Нагрузка по эксплуатации и жизнедеятельности его полностью ложится на собственника. Кроме того, это люди, которые там работают, это соблюдение особых экологических норм, это постоянные проверки аппаратуры.

В последнее время на слуху скандалы с недоливом топлива, жалобы потребителей. Но сбой может дать и сама аппаратура. Скажем, одно дело, если ты заливаешь холодный бензин в цистерну, в глубину. А при этом на улице — летний зной. В этой ситуации вполне могут происходить сбои аппаратуры. Бывает и наоборот. Зимой ты залил теплый бензин. Специалисты знают, что при контрольной закупке все параметры должны совпадать. Особенно важно совпадение температуры в резервуаре и на поверхности. Контролерам же это безразлично. Приходят, ловят, выписывают штрафы.

Для сравнения — небольшой экскурс в советские времена. Когда опера ОБХСС проверяли торговые точки, они не смотрели, что, условно говоря, колбасу на бутерброды режет не машина, а человек. Недовес в день несколько граммов, в неделю — полкило, а за год сколько? Вот и выходило — вор и обманщик, и грозит чуть ли не подрасстрельная статья.

Также и здесь. С нами не хотят работать профессионально, а все чаще подходят формально.

Кроме того, возникает вопрос: куда смотрит налоговая служба? Если бензин покупается и продается по одной и той же цене, значит, организация работает себе в убыток? Тогда как это вообще может быть, как же фирмы существуют? Налоги с чего платятся? Кто будет себе в «минус» торговать? Дураков нет. И «винки», конечно, платят налоги, но со всего «Лукойла» или со всей «Роснефти», а не конкретно с одной заправки.

Общество под влиянием пропаганды СМИ считает, что зачинщиками повышений цен на топливо являются частные заправщики. Но это не так. Телевидение сообщает: вот там — недолив, вот здесь — «буторка». Но обратите внимание, никогда вам в этом контексте не покажут заправку «Лукойла» или «Роснефти». Как профессионал я вам скажу: даже при желании смухлевать невозможно незамеченным открутить вентиль. Все отразится в системе, пройдет сигнал, зафиксируют видеокамеры, ночью это будет или днем. Директор заправки не может подвести какую-то «левую» цистерну и закачать ее содержимое в емкость, чтобы потом продать. А на заправках «Роснефти» или «Лукойле» это, по слухам, происходит.

И «Роснефть», и «Лукойл», и АЗС «Шелл» берут топливо на базе ВТК, когда его нет у самих. Все топливо идет с одного завода. У «Лукойла», конечно, есть свой волгоградский завод, там получше зимняя солярка. Но не факт, что она всегда в наличии.

— А на что же тогда живут наши заправки?

— Если брать «маленьких» — они живут на откровенном воровстве. Иными словами — только на недоливе и на «леваке» — солярке, которую привозят якобы для розжига печей и так далее. «Большие» живут на продуктах питания и напитках. Они уже превратили свои заправки в супермаркеты. Стоит зайти на любую хорошую заправку — она выглядит как продуктовый магазин. Вот они на этом, если честно, и живут. Потому что на бензине вообще все «в нули» уходит.

Мы доказываем, что рентабельность должна быть не менее 15 процентов. Министерство энергетики нам вторит. Менее нельзя, нерентабельно.

Взять хотя бы специлизированные автомобили для перевозки топлива. Цистерны все импортные, отечественных нет. Одна цистерна перевозит одновременно два или три вида топлива. Ресурс у нее очень короткий.

— А на что же тогда заправщики купили хорошие машины и квартиры?

— Свои капиталы они сколотили лет 10 назад, когда в экономике этого дела присутствовала нормальная маржа. Сейчас ее нет вообще.

Любой заправке нужно развитие, и территориальное, и инфраструктурное. В Воронеже стояла заправка ВТК в районе Птичьего рынка. В десяти метрах построили двадцатидвухэтажный жилой дом. Владельцу заправки что прикажете делать? Сносить? Но почему он должен убирать заправку, если он — владелец земли под ней, и это — его бизнес?!

В европейских странах заправки представляют из себя целые комплексы с кафе и магазинами. Они только за счет этого живут. На бензине там вообще никто не выживает. В Германии видел: продается заправочный комплекс. Это большой дом. Вложения «отбиваются» в течение 20 лет при небольшой доходности. Семья, которая там работает, выручает две-три тысячи евро в месяц. И это — не богатые люди, а просто каторжники. И вот мы пришли к такому же положению.

— У нас цена на бензин привязана к цене на нефть...

— Нам с экранов телевизоров представители властных структур отвечают другое: мол, цена бензина не привязана к цене нефти. У нас есть совсем другие показатели, от которых зависит цена на бензин — акцизные налоги. При этом никто не говорит конкретно, что у нас есть свои политические интересы. Бесплатно выделяемые государству ГСМ должны как-то возмещаться. Деньги кто-то получает, но за наш счет возмещаются затраты, поэтому бензин постоянно дорожает.

Когда доллар был по 30 рублей, мы перевалили американские цены. Там галлон стоил доллар. А у нас «бакс» уже был за 35 рублей! То есть уже наша цена была выше американской! Европа торговала в розницу по полтора-два евро.

Я там на совещании не выдержал и сказал замминистра: ну что вы нас убаюкиваете! Скажите просто: ребята, вы не нужны! А нас по разным оценкам от 60 до 70 процентов в стране. Вот представляете, мы все закроемся сейчас. Что нам делать? Закрыться?

Ответ: нет, вы что, саботаж хотите устроить?! Вы понимаете, это политика. Вас могут за это привлечь!

Но как так привлечь? Я, что, должен работать себе в убыток? Я должен зарабатывать где-то еще, чтобы вкладывать в этот бизнес? Тогда зачем мне такой бизнес нужен?!

Чиновник тогда предложил потерпеть. Но как долго терпеть? Где светлое будущее? Что-то должно измениться кардинально, нужен порядок на оптовых рынках.

Мы в свое время добились, чтобы была создана питерская топливная биржа. Она до сих пор функционирует. Мы потребовали, чтобы все «винки» продавали какую-то часть своего бензина — 10-15 процентов — обязательно через эту биржу. В этом случае мы могли бы закупать топливо и спокойно существовать. Произошло бы насыщение внутреннего рынка. На деле «винки» продают лишь 2-4 процента.

Мы видим, что правительство страны ничего сделать реально не может. Или не хочет. Мы сформулировали вопрос именно в такой категоричной форме. На что замминистра сказал, что проблема на контроле у вице-премьера.

Спрашиваю: а кто у него на совещании был? Руководители «винков»? Нет, отвечает, там были их замы. Вот вам и ответ: им просто недосуг. Проблема их не интересует.

У нас постоянно спрашивают: как же вы можете работать, если вы в «минусе», зачем вы тогда продолжаете, почему не закрылись до сих пор? Ответ прост: нет ни одного крупного дилера, торгующего бензином, который не привлекал бы средства банков. Мы все так работаем.

— То есть все закредитованы?

— Работаем даже себе в ущерб, потому что, и вы правы в этом, есть определенная закредитованность. Банки требуют, чтобы ты платил постоянно проценты по кредитам. Фирма не может в принципе закрыться: есть живые люди, которые там работают. Их не выкинешь на улицу. Должны постоянно поступать деньги. Иначе банки просто придут и заберут все.

Предприятие не бросишь, не закроешь просто так. Любая заправка стоит на сегодняшний момент от миллиона до двух миллионов долларов. Терять их нельзя.

Вот почему мы и работаем себе в убыток. Многие подумывают о закрытии, о том, чтобы реализовать свои объекты, переориентироваться в другие сферы бизнеса. Ситуация очень плохая. Правительство старается что-то сделать, но это всего-навсего ручное управление. С одной стороны, власти «отключают» в этот момент рынок. С другой, если я купил что-то по рублю, то с учетом налогов должен продать по два минимум. А мне говорят: нет! Ты за девяносто копеек продавай! Но в этом случае я не попадаю в те параметры, которые позволяют выжить и что-то заработать. Мне надо по два продавать! При этом правительство хочет, чтобы население не бастовало.

— То есть перспективы у нас плохие?

— Перспектив я не вижу. Только, если разделят добычу с продажей. У нас население считать деньги умеет, и народ действительно бедный. Условно говоря, если меня на данной заправке все устраивает, я не поеду в другой район города, чтобы заправиться дешевле на 20 копеек. А люди едут.

Когда нефть резко подорожала, крупным переработчикам вообще стало невыгодно делать бензин. Посмотрите, они в прошедшем году закрыли на ремонт семь заводов. Невзирая на посевную и уборочную. Причем закрывали очень хитро, без каких-либо обязательств, без планов-графиков. Закрывали под предлогом, который невозможно проверить. А правительство РФ не может их заставить производить бензин.

Резонный вопрос напрашивается: почему закрыли? Чтобы была, выражаясь жаргонным языком, «отмазка» не делать бензин, а сырье — нефть — гнать за кордон. Она ведь стоит по 83 доллара за баррель! Это же какой навар! Проще ее там продать. Поэтому мы предлагали правительству: нужно поднять вывозные пошлины. Пусть «винкам» будет интереснее оставить и здесь что-то.

— Подводим итог нашей беседе: бензин для населения все равно будет дорожать?

— Даже если государственные чины все же решат разделить добычу с продажей, бензин все равно будет дороже для населения, я уверен в этом. Но мы с вами в данном случае стоим на разных позициях: вы рассуждаете как потребители, а я — как человек, который торгует бензином. В любом случае бензин будет дороже, но малый бизнес, занятый в сфере продажи ГСМ, будет существовать, выходить хотя бы на минимум рентабельности.

И монстры этого бизнеса — «Роснефть», «Газпром», «Лукойл» — на своих заправках уже не смогут торговать по оптовой цене. Они будут вынуждены продавать его дороже. И тогда маленькие продавцы в этом случае выживут.

P.S. 

Уважаемые читатели, мы опубликовали точку зрения частных предпринимателей - владельцев заправок. Хотелось бы знать ваше мнение по этому вопросу, а также мнение представителей вертикально-интегрированных компаний, которым мы направим этот материал.

Борис НЕСТЕРОВ, Юрий ПУЛЬВЕР

Воронеж

Оставьте комментарий
Имя*:

Оставляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения