газета Труд Черноземье

Эксперт заменил собой суд

Воронежские газеты не раз писали о судебном разбирательстве между депутатом областной Думы Константином Ашифиным и депутатом городской Думы Галиной Кудрявцевой.

Суд, как известно, встал на сторону депутата-коммуниста, потребовавшего опровергнуть ряд высказываний, сделанных его оппонентом в интервью одному из Интернет-каналов. Кудрявцева с этим решением категорически не согласилась, и областной суд вскоре будет рассматривать ее апелляцию на решение Центрального районного суда города Воронежа. Помимо этого Галина Александровна направила в ГУВД Воронежской области заявление с просьбой возбудить уголовное дело в отношении заведующего кафедрой общего языкознания и стилистики ВГУ И.А. Стернина по статье 307 УК РФ за выдачу заведомо ложной лингвистической экспертизы, на основании которой суд как раз и принял свое решение. 1
Экспертное заключение, выданное господином Стерниным, является уникальным во всех смыслах этого слова. Чем должен заниматься эксперт-лингвист? Он должен установить лексическое значение используемых в спорном тексте слов. Провести исследование синтаксической организации анализируемых высказываний. Так вот: ничего этого в экспертизе Стернина нет.
Весь так называемый «лингвистический анализ» сводится к следующему. Сначало Стернин пишет: «данный фрагмент текста содержит следующее утверждение» и приводит утверждение, не имеющее ничего общего со сказанным Кудрявцевой, но содержащее термин из Уголовного кодекса. Термин, который Кудрявцева ни в коем случае не употребляла. Затем Стернин пишет: «при этом актуализируется следующий скрытый смысл» – и вновь повторяет мантру из УК РФ. А после этого объявляет анализируемые сведения «порочащими». А это может сделать, вообще-то, суд и только суд.
Согласно всем разъяснениям, которые неоднократно давал Президиум Верховного суда РФ, порочащими могут быть признаны только те сведения, которые не соответствуют действительности. То есть ответчик должен представить соответствующие доказательства, подтверждающие справедливость сказанного им. Суд должен их изучить и т.д. А вот лингвист Стернин, таким образом, решил полностью заменить собой суд.
Самое удивительное заключается в том, что у Стернина поддержала ведущая данный процесс судья Багрянская. В результате чего родилось удивительное судебное решение.
Вот, к примеру, в своем интервью Кудрявцева сказала о летней площадке Центрального рынка, которая была «уведена» из муниципальной собственности. Кудрявцева назвала это аферой, то есть сомнительной сделкой с целью наживы, такое определение дается в словарях. Все, сказанное ею, целиком и полностью подтверждалось документами, в том числе официальным письмом прокурора Воронежской области А.И. Пономарева, в котором говорилось о том, что соответствующие сделки были притворными и ничтожными.
Но вот судья Багрянская потребовала данное утверждение… опровергнуть. На основании лингвистической экспертизы Стернина, который посчитал, что Кудрявцева обвинила Ашифина с его тогдашним компаньоном Улановым в том, что они «мошенническим способом завладели торговым помещением Центрального рынка». Вот что написала в своем решении г-жа Багрянская: «Кудрявцева Г.А. фактически утверждает, что Ашифин К.Г. с Улановым Н.Б. мошенническим образом завладели торговым помещением Центрального рынка». А предоставленные Кудрявцевой «документы также не могут свидетельствовать о том, что истцом было совершено мошенничество, которое образует состав уголовного преступления и соответственно, единственным достоверным доказательством его свершения может быть исключительно приговор суда, вступивший в законную силу».
На самом деле никакого «торгового помещения Центрального рынка» в природе на самом деле никогда не существовало. Оно было создано исключительно воображением эксперта Стернина. А затем г-н Стернин нарисовал уже следующую картину, также не имеющую никакого отношения к реальной действительности.
Он вообразил, что этим «торговым помещением Центрального рынка», которого в действительности никогда не существовало, завладели Ашифин с Улановым. Причем завладели ни как-нибудь, а при помощи мошенничества, о котором Кудрявцева, вообще-то, ничего не говорила. Его мнение разделила судья Багрянская.
А потому работа и судьям воронежского облсуда, и следователям ГУВД предстоит в высшей степени интересная. Ибо в заявлении Г. Кудрявцевой в ГУВД насчитывается целых 18 фрагментов, свидетельствующих, по ее мнению, о том, что эксперт И.А. Стернин дал заведомо ложное экспертное заключение.
От редакции. Константин Ашифин, Галина Кудрявцева, Иосиф Стернин – известные и уважаемые в регионе люди. Судебное разбирательство с участием всех троих вызывает самое пристальное внимание общественности, поэтому мы и публикуем эту заметку. Однако, исходя из принципа справедливости, мы хотели бы дать возможность высказаться на страницах нашей газеты и остальным участникам конфликта и приглашаем Константина Ашифина и Иосифа Стернина изложить свое мнение.

Владимир БРЕНДЕЛЕВ Воронеж

 

Вопросы:

Пока комментариев нет

Ваше имя:

Ваш комментарий:


* Ваш комментарий будет доступен для редактирования в течение - 10 Минут





16+