газета Труд Черноземье

Люди белой души

В советское время одним из ярких кинематографических символов, отражавших самобытную сельскую жизнь, был всем известный участковый Анискин.

В советское время одним из ярких кинематографических символов, отражавших самобытную сельскую жизнь, был всем известный участковый Анискин. Врач в селе - это больше, чем участковый. От него зависит не только благополучие, но и весь уклад жизни целых семей. В современную эпоху жизнь общества, особенно в городах, заметно ужесточившись, изменилась, стала циничнее и формальнее. Но в провинциальной глубинке, она по-прежнему в основе своей сохраняет уникальную самобытность времен Анискина, выражаемую во взглядах на жизнь, а также специфичной культурой взаимоотношений людей. Наглядно, такую уникальность демонстрирует нелегкая работа сельских врачей.


Убранные и вспаханные поля, пересеченная оврагами всхолмленная местность Хохольского района, по которой, петляющая дорога ведет в небольшое дремлющее село Кочетовка. Утопающее в осенней позолоте, оно находиться в нескольких километрах от большой трассы. Именно здесь базируется пункт скорой неотложки, готовой в любой момент по вызову выехать в ближайшие села. Справа от кочетовского выезда на трассу в 15 километрах протянулось село Староникольское, с длинными многокилометровыми отселками, усеянными разбросанными по логам и возвышенностям домами. Слева по трассе, немного ближе за горкой, компактно раскинулось большое село Семидесятное. Расстояния и необъятные просторы, по которым разбросаны большие села, маленькие хутора и человеческие судьбы - главная специфика, точнее трудность работы в российской глубинке. В целом, в зоне ответственности дежурного медработника находится около семи тысяч граждан, которым в любой момент может понадобиться квалифицированная помощь.
В Кочетовке, в здании администрации, у входа медицинский кабинете висит листок бумаги: «врач на выезде». Вскоре становиться слышен звук подъехавшего УАЗа, мелькнул белый халат и в кабинет вошел фельдшер Данил.
Он из местных. Закончил медицинский колледж. Теперь работает дежурным фельдшером. Соответственно, знает в округе всех и все. Охотно согласившись побеседовать о специфике работы врачей на селе, он попросил не публиковать свои имя и фамилию.
В медицинском кабинете никому из пришедших не отказывают в помощи, не смотря на то, оформлены или нет у них документы. При этом, отношение селян к своему здоровью врачей не радует:
- Большинство наших сельских пациентов заботятся о здоровье по принципу «лишь бы не болело, а там видно будет», - говорит Данил, - мало кто задумывается о долговременных перспективах и последствиях развития заболевания или занимается профилактикой болезни.
Словно в подтверждение его слов, на пороге кабинета появляется прихрамывающая старушка:
- Вы уж простите Бога ради… Вот, нога у меня совсем разболелась... Сделайте что-нибудь, чтобы не болела…
Расспросив больную и сделав укол, фельдшер стал ей рассказывать, что надо сделать в дальнейшем, дабы не допустить развития заболевания. Но пациентка слушала невнимательно, так как боль отпустила и она, явно думала уже о чем-то другом.
- Отлежаться ей бы надо. Так, нет. Уверен, что, как только полегчает, так сразу же пойдет на огород работать, - провожая взглядом оживившуюся пациентку, сделал медработник окончательный вывод. Осенняя пора баловала солнечной погодой, а труд в селе, особенно у старшего поколения, по-прежнему в почете.
Нашу беседу прерывает телефонный звонок. Фельдшер отработанными фразами, профессионально прерывает поток жалостливых фраз, выясняя и уточняя диагноз.
- Поехали в Семидесятное, полечим, - звучит команда водителю и машина, прыгая на ямах разбитого асфальта, вновь выезжает к трассе.
Вскоре вдали показалось Семидесятное, встречающее въезжающих достраивающейся на возвышенности величественной церковью. Рядом с ней, словно для контраста, расположился заброшенный дом культуры, напоминающий развалины древнегреческого храма. С малолюдных улиц из-под колес разбегаются куры, пасущиеся козы, слыша шум двигателя, поднимают головы, отрываясь от желтеющей травы, а редкие прохожие, оглядываясь, вопросительным взглядом провожают едущую машину. Водитель, зная здесь все проезды, улицы и переулки, безошибочно привозит нас к нужному дому.
У ворот встречает хозяйка. Данил не первый раз в этом доме, помнит предыдущие вызовы и проблемы болеющего хозяина. Все здесь друг друга знают, что способствует созданию атмосферы полного взаимного доверия. Помощь оказана профессионально и быстро. Оформлены документы, получены рекомендации и вскоре Семидесятное остается позади. Эти сутки для дежурной команды выдались не очень напряженными. Большое количество вызовов чаще всего случается в дни, когда резко меняется погода и атмосферное давление.
Необходимо отметить, что любой фельдшер, отработавший несколько лет в сельской местности, становится специалистом по самому широкому кругу вопросов. Такого опыта и реальной практики, невозможно получить ни на какой должности в условиях городской цивилизации.
- Сколько уж я народу перевозил за пятнадцать лет, - задумчиво говорит водитель, и на вопрос о состоянии дорог добавляет, - зимой центральные дороги чистят регулярно, а вот проехать по заметенным улицам, к отдаленным домам, не так-то просто.
При этих словах вспомнилось, как в зимнюю морозную ночь самому приходилось вызывать врача. Машина проехала по заснеженной улице, но к дверям дома через заметенный двор еще надо было суметь подойти.
- Сейчас к соседям за термометром сбегаю, у них есть, я тут всех знаю, - не доверяя электронному градуснику, сказала врач. Утром я увидел прокопанную ночью длинную тропу к заметкнному метровыми сугробами соседскому дому, куда ночью пробивалась врач. И ни слова упрека заболевшему из-за легкомысленно запущенной болезни. Лишь сочувствие в добром взгляде и уверенность в определении диагноза и методе лечения. Позднее я узнал, что рано утром врач позвонила соседям и, беспокоясь о здоровье пациента, попросила их, как бы невзначай заглянуть к больному.
Если личный номер телефона врача случайно попал к кому-либо из селян, то вскоре его знают уже все в округе. Соответственно, день и ночь идут бесконечные звонки с просьбой проконсультировать, заглянуть осмотреть соседа или достать лекарство.
- Да что там звонки, - улыбнувшись, добавляет к данной теме свой комментарий Ольга Полухина, медсестра фельдшерско-акушерского пункта в Староникольском, - за год, раз только вышла на огород в праздничный день прополоть посадки, так за мной и туда пришли. Съезди, говорят к занедужившему, а мы на твоем огороде тяпкой поработаем.
В фельдшерско-акушерский пункт села Староникольское, где с несколькими коллегами работает Ольга, как и к памятнику великому поэту, никогда не зарастает народная тропа. Каждый день, с утра, десятки людей идут туда на инъекции, капельницы и иные процедуры. Там же принимает больных и самый известный в округе доктор Владимир Золотых. В прошлом военный врач прошедший Афганистан. «Золотой», так уважительно и заслуженно между собой называют его селяне.
Во время приема, Владимир Егорович безо всякой картотеки узнает пришедших пациентов, и легко вспоминает их проблемы. Помимо приема, он постоянно в курсе текущих дел со здоровьем у хронических больных. Врач не просто их помнит. Он заботиться о каждом, по своей инициативе регулярно приезжая на дом или выходя на связь. Съездить по бездорожью в дальний обезлюдевший хутор с соответствующим названием Борок, в котором осталось один-два жилых дома - задача не из лкегких. Зато вышедшие на пенсию труженики, ждут приезда врача, как праздничного события. Ведь это не только обследование и лечение, но еще и доброе общение.
Самая большая проблема для медицины сельских территорий - это транспортировка больного, которая сама по себе может привести к трагическим последствиям. Большинство больных в преклонном возрасте. При этом их здоровье мало отличается от состояния проселочных дорог и сельских улиц, которые в весенне-осеннюю грязевую распутицу или зимнюю метель, буксуя и надрываясь, преодолевает рабочая лошадка УАЗ.
Поэтому принимать решения и оказывать иногда очень непростую помощь, в основном приходиться на местах. Что делать, пример, если распухло от воспаленного зуба лицо? Транспортировать в райцентр было невозможно… Помочь пациенту врач смог бы решить на месте, фактически спасая человеку жизнь.
Не дают Владимиру Егоровичу покоя, даже, когда он сам на больничном. При мне в фельдшерско-акушерский пункт пришла женщина, жалующаяся на давление.
- Мне нужен только Золотых. Он болеет? Что же делать?
Медсестра позвонила врачу. Несмотря на свои проблемы, он вскоре пришел. Ни упрекающего взгляда, ни усталого вздоха в стиле «как вы все надоели», лишь добрая улыбка и стандартный вопрос:
- Ну, что у вас? Давление опять, давайте померим…
За дверью слышаться шутки. Врач, стараясь не травмировать пациентку, объясняет ей особенности заболевания, методику лечения и контроля. При этом умело заканчивает пояснения на оптимистичной ноте, давая понять, что происходящее не катастрофично, и главное, болезнь не запускать. Добрый взгляд, легкая улыбка, окончательно убеждают болящую, в искренности врача и возможности полноценной жизни.
Тут же на пороге появляется молодая мама с дочкой:
- Может вы, и нас посмотрите…?
И вновь из-за двери льется поток, но уже совершенно других шуток, детских стихов и скороговорок, цитируя которые, врач аккуратно выясняет у ребенка и у увлеченной веселым разговором мамы, все нюансы их проблемы.
- Ну вот, теперь можете идти в садик. Выпишите ей справку, - заканчивается беседа. Ребенок уходя, светится от счастья.
Неиссякаемый оптимизм и сопереживаемость каждому больному, сочетаемые с высоким профессионализмом в самых непростых ситуациях, есть фундаментальная составляющая эффективности работы сельского врача. Отношение к людям с открытой душой, в жизни сельского общества, всегда имеет первостепенное значение. Фальшь в отношениях, селяне определяют быстро и безошибочно. Потому, доброе слово и искреннее сопереживание при оказании врачебной помощи, лечат больных эффективнее иных лекарств и аппаратуры.
Общаясь со мной на тему проблем и специфики своей работы, Владимир Егорович не мог обойтись без юмора и шуток:
- Пришел пациент прием и жалуется, что колено стало болеть. Я ему поясняю: возраст, стареет организм. А пациент возмущенно в ответ аргументирует: не согласен, никакой старости у меня нет. Ведь болит одна нога, другая все еще как новая, а возраст то, у ног одинаковый.
…Солнце склонялось к закату. По селу, сворачивая в сторону отдаленного отселка, а через час вновь выезжая на трассу, обгоняя груженые свеклой грузовики, снова проноситься неутомимая «буханка». И нет такого прохожего, кто бы увидев эту машину с выцветшим красным крестом, внимательно не присмотрелся к сидящему рядом с водителем человеку в белом халате. Присмотрелся и, встретившись взглядом, не улыбнулся бы, кивнув или махнув рукой. «Золотой поехал… Нет ему покоя… Опять вызывают…», - слышатся вслед обрывки фраз.
Врач тоже, отвечает неизменной доброй улыбкой, но при этом еще и внимательно оценивает взглядом каждого встречного сельчанина, помня все их болячки и профессионально определяя состояние здоровья.
Думается, каким бы профессионалом не был человек, но в рамках правил современного официоза врач на селе эффективно работать не сможет. Ведь работа врача - это все же больше призвание, чем формальное выполнение определенных законодательством инструкций. Это образ жизни, соответствовать которому может только широкой души человек.

Фёдор МИРОГЛОВ
Хохольский р-н, село Староникольское.

 

Вопросы:

Пока комментариев нет

Ваше имя:

Ваш комментарий:


* Ваш комментарий будет доступен для редактирования в течение - 10 Минут





16+