газета Труд Черноземье

Быль о проданной развалюхе

Вообще-то эта статья заслуживает другого заголовка, взятого из фольклора: «Сказка про белого бычка», или «У царя был двор… на колу – мочало», или «У попа была собака…»

Но веселого здесь мало: речь пойдет о череде судебных процессов и уголовных дел, длящихся уже три с половиной года в Семилукском районе Воронежской области.
Началось все с продажи 13 января 2014 года одной развалюхи - аварийного, не подлежащего реконструкции индивидуального жилого дома 1949 года постройки, которое использовалось Семилукским огнеупорным заводом в период его пригодности как служебное жилье для работников. Земельный участок под ним в значительной степени был обременен линейными объектами газопровода и водопровода иных лиц, площадь возможной застройки от общей площади участка составляла всего 10 процентов. Вдобавок он был расположен за территорией завода и промышленной зоны, в зоне жилой застройки. Фактическая стоимость этого имущества ОАО «СОЗ» составляла: здание - 300000 рублей; земельный участок – 282000 рублей.


Почему его продали? Содержание развалюхи в 2012 году составило 1291800 рублей, в 2013 году - 1325124 рубля, причем его не использовали в производственной деятельности.
Размер оттока имущества, вызванного продажей здания и участка, по отношению к совокупности основных фондов, числившихся на балансе СОЗа, составлял 0,35 процента, что носило несущественный характер.
Реализация была совершена в период платежеспособности предприятия. В результате завод получил прибыль в размере 1218000 рублей, что составляет 209 процентов от балансовой стоимости проданного имущества.
Перед совершением сделки ОАО «СОЗ» осуществило оценку рыночной стоимости здания в ООО «Афина Паллада», которая составила 1100142 рубля.
Отметим, что эта фирма оценивала все имущество ОАО «СОЗ» начиная с 2009 года ежегодно, в том числе и в отношении спорных объектов недвижимости. Рыночная стоимость здания, установленная ею, и легла в основу цены вышеуказанного договора купли-продажи.
Совет директоров и общее собрание акционеров ОАО «СОЗ» в ходе составления и утверждения отчетности за 1 квартал 2014 года рассматривали сделку как обычную хозяйственную операцию по реализации неликвидного, убыточного имущества, ее не оспорили.
Впоследствии акционеры ОАО «СОЗ»: Департамент имущественных и земельных отношений Воронежской области, ООО «Холди-Групп», ООО «Лис-Трейд-Л» - продали пакет акций завода 30 июня 2014 года. Новыми хозяевами стали ООО «Ника-ПЕТРОТЭК» и два частных лица. Приобретая акции ОАО «СОЗ», они были ознакомлены с финансовым состоянием акционерного общества, его активами, обязательствами, имущественными правами и каких-либо вопросов не задавали. Но потом стали создавать проблемы прежним владельцам завода. Вместо вложения инвестиций в градообразующее предприятие (как они обещали Департаменту имущества Воронежской области) новые акционеры приступили к его банкротству.
В рамках этой процедуры конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд Воронежской области о признании сделок купли-продажи от 13 января 2014 года между ОАО «СОЗ» и ООО «Агроплюс» и от 21 февраля 2014 года между ООО «Агроплюс» и Медведевым Д.В. (здание было ему перепродано) недействительными.
Сначала арбитраж поддержал требования истца, и 16 января 2017 года выдал определение о спорном характере сделки, но 13 января 2018 года отменил его по вновь открывшимся обстоятельствам: учел тот факт, что при определении рыночной стоимости объектов недвижимости и ущерба конкурсным кредиторам в размере 9767788 рублей у эксперта был неполный пакет документов о техническом состоянии объектов. Это решение вступило в законную силу.
Казалось бы, вопрос закрыт. Не тут-то было!
28 декабря 2016 года конкурсный управляющий подал заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника его бывших руководителей Гончарова П.Н. и Моргасова В.З. В качестве основания он указывал, в том числе, на п. 4 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» - обстоятельства продажи должником объектов недвижимости по договору купли-продажи от 13 января 2014 года. Эти обстоятельства стали предметом исследования.
Арбитражный суд в определении от 04 сентября 2017 года установил, что сделка купли-продажи от 13 января 2014 года указанных объектов недвижимости реально исполнена, с учетом балансовой стоимости объектов недвижимости не подпадает под условия крупной сделки, а поэтому не требует одобрения совета директоров или общего собрания акционеров, осуществлена в период платежеспособности общества, в связи с чем явилась для ОАО «СОЗ» обычной хозяйственной операцией по реализации неликвидных активов, не участвующих в производственной деятельности. Она оформлена в письменной форме и зарегистрирована Управлением Росреестра по Воронежской области в установленном законом порядке. Цена продаваемых объектов недвижимости определена выше балансовой стоимости и с учетом проведенной оценки ООО «Афина Паллада». Данные факты полностью исключают факт хищения имущества и факт занижения стоимости объектов недвижимости. Платежеспособность предприятия на момент совершения сделки купли-продажи от 13 января 2014 года и тот факт, что данная сделка реально исполнена и не привела к банкротству общества, исключает преступный умысел ее участников. Данные обстоятельства исключают событие преступления по ст.159 УК РФ.
В результате Арбитражный суд не нашел оснований для удовлетворения требований конкурсного управляющего ОАО «СОЗ» о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности бывших руководителей предприятия - должника Гончарова П.Н. и Моргасова В.З. Определение это вступило в законную силу.
Пока суд да дело (точнее судебные процессы и уголовные дела) новые акционеры заключили с областной администрацией мировое соглашение о прекращении банкротства предприятия.
Прекращение производства по делу о банкротстве, в том числе в связи с утверждением мирового соглашения, по закону, влечет прекращение рассмотрения всех жалоб, заявлений, ходатайств в рамках дела о банкротстве. Тем не менее новые владельцы завода жаловаться правоохранителям не прекратили, а последние пошли у них на поводу: по новой начали следственные мероприятия.
При этом, как утверждают обвиняемые им люди, конкурсный управляющий, злоупотребляя своими правами, скрывает от судов, следственных органов и прокуратуры ряд известных ему фактов: о реальном техническом состоянии проданных 13 января 2014 года объектов недвижимости; о факте платежеспособности предприятия на момент продажи спорных объектов и, следовательно, отсутствия какого-либо преступного умысла в действиях сторон сделок; о передаче акций и имущества предприятия новым акционерам после совершения сделки.
Также он вводит всех в заблуждение, пытаясь установить размер ущерба собственнику имущества в сумме 9767788 рублей, тогда как данный ущерб определен по специальным нормам в процедуре банкротства ОАО «СОЗ» и соответствует рыночной, а не фактической стоимости имущества, и ущерб установлен в отношении конкурсных кредиторов, а не собственника имущества.
Не добившись признания вины Гончарова и Моргасова, конкурсный управляющий добился возбуждения уголовного дела против еще одного бывшего руководителя завода – О.Д. Буйлова. Производство по нему тоже было прекращено в виду отсутствия события преступления в его действиях.
Потерпев неудачу, новые акционеры не успокоились и снова обратились в правоохранительные органы – на сей раз с заявлением о хищении объектов недвижимости, являвшихся предметом рассмотрения в судах. Как считают адвокаты ответчиков, это был способ пересмотреть судебные акты, с которыми они не согласны, что является злоупотреблением правом.
Новое уголовное дело следователь СО ОМВД России по Семилукскому району возбудил 14 августа 2017 года без законных на то оснований, и поэтому оно является необоснованным и не мотивированным, - так считают бывшие владельцы предприятия. Оно сформулировано хитро: против неустановленной группы лиц (ведь все установленные уже были оправданы!).
Кто же похитил спорное здание и земельный участок, где и когда?
Следователь все еще устанавливает факты, хотя прошло больше года. При этом в деле абсолютно нет никаких доказательств, подтверждающих факт преступления, и размер ущерба собственнику имущества также не определен.
Медведева Д.В., Крылова П.О., Гончарова П.Н., Пилюгину Н.Н. (последнему приобретателю развалюхи), Буйлова О.Д., членов совета директоров ОАО «СОЗ» (полномочия которых действовали до продажи акций) продолжают вызывать на допросы с выяснением обстоятельств, которые уже давно установлены как Арбитражным судом Воронежской области, Семилукским районным судом Воронежской области, так и Центральным районным судом города Воронежа.
В ходе допроса следователь, по их словам, задает им целый ряд вопросов, направленных на установление фактов и обстоятельств, явно не имеющих отношения к факту события преступления, в связи с которыми возбуждено данное уголовное дело.
В то же время он не обращает внимания на тот вопиющий факт, что заявитель предоставил ему недостоверные сведения.
Факты искажения информации о техническом состоянии объектов стали известны в ходе рассмотрения Арбитражным судом Воронежской области обособленного спора в деле о банкротстве и после вынесения решения Семилукским районным судом от 28 декабря 2017 года об отказе в признании сделки недействительной в отношении последнего приобретателя имущества Пилюгиной Н.Н., что и послужило основанием Медведеву Д.В. для обращения в Арбитражный суд для пересмотра определения от 16 января 2017 года (основания возбуждения уголовного дела) по вновь открывшимся обстоятельствам.
Арбитражный суд 13 апреля 2018 года отменил свое определение от 16 января 2017 года о признании сделок ОАО «СОЗ» от 13 января 2014 года и от 21 февраля 2014 года недействительными по вновь открывшимся обстоятельствам, Решение это вступило в законную силу. Напомним: в данном решении суд установил, что при проведении судебной экспертизы судебному эксперту предоставлены неполные и недостоверные сведения о техническом состоянии объектов недвижимости, что существенно влияет на рыночную стоимость объектов.
Новые акционеры и конкурсный управляющий, обладая полными сведениями бухгалтерской отчетности и информацией о действительном техническом состоянии основных средств предприятия, скрывают как от судебных, так и от правоохранительных органов факты, свидетельствующие об аварийности и нерентабельности объектов, отсутствии признаков банкротства в момент совершения сделки и, следовательно, факт отсутствия заинтересованности участников сделки в ее совершении.
Заявители в настоящем уголовном деле, считают ответчики, существенно искажают факты и делают это умышленно, поскольку для конкурсного управляющего с учетом положений ст.20.6 Закона о банкротстве это сулит дополнительное вознаграждение, а для новых акционеров фактически неосновательное обогащение.
Представленные заявителями оценки (их было две - в 14000000 рублей, и 9000000 рублей), чрезмерно завышены.
Остается вопрос: почему следственные органы не проверяют правильность проведения новых данных экспертиз на требования Федеральных стандартов оценки и ФЗ «Об оценочной деятельности», а также на факт мошенничества при определении рыночной стоимости объектов в такие непомерные суммы?.
Все участники этой истории (имеются в виду ответчики), проходящие как свидетели, обратились к следователю с ходатайствами о прекращении уголовного дела за отсутствием события преступления. Он отказал, указывая на то обстоятельство, что податели заявлений о факте мошенничества будут писать на него жалобы, ему это не нужно. То же самое жалобщикам заявили в прокуратуре Семилукского района.
Все свидетели по этому новому делу говорят, что им понятны действия конкурсного управляющего ОАО «Семилукский огнеупорный завод»: используя органы следствия и прокуратуру, он пытается вовлечь любой ценой, в данном случае путем неправомерных и недобросовестных действий, денежные средства в конкурсную массу должника и получить от этого дополнительное вознаграждение.
Однако им непонятна позиция следствия и прокуратуры, которая возбужденным уголовным делом фактически оказывают содействие конкурсному управляющему.
На допросах следователь задает вопросы, которые уже были предметом исследования в Арбитражном суде и которым дана соответствующая правовая оценка.
У участников этой череды дел, длящихся уже три с половиной года, возникает ряд вопросов.
Почему следователь проверяет только факты, указанные в заявлении акционеров и конкурсного управляющего, и устанавливает вину в отношении свидетелей, почему не рассматриваются действия самих заявителей на покушение на факт мошенничества, ведь их умысел налицо?
Это, видимо, невыгодно заявителю - ОАО «СОЗ».
Почему следователь не выясняет техническое состояние объекта: год постройки, фактическую эксплуатацию в период использования предприятием, зонирование территории, обременения, процент возможной застройки земельного участка, использование объекта в производственной деятельности, его значение в производственном процессе завода, фактическую (балансовую) стоимость?
Поскольку эти показатели существенно влияют на определение рыночной стоимости и были скрыты новыми акционерами и конкурсным управляющим от Арбитражного суда это, видимо, тоже невыгодно заявителям по уголовному делу.
Почему следователь в основу ущерба берет не фактическую (балансовую) стоимость объектов, а рыночную стоимость, определенную Арбитражным судом Воронежской области в определении от 16 января 2017 года по специальным нормам процедуры банкротства и не в отношении собственника имущества, а в отношении конкурсных кредиторов?
Почему следователя не смущает тот факт, что заявители и от него скрывают существенные обстоятельства и факты относительно спорных сделок, заинтересованности участников, действительном техническом состоянии объектов?
Почему, принимая в качестве доказательств по делу экспертизу рыночной стоимости объектов заявителей сначала на сумму 14000000 рублей и судебную экспертизу в рамках другого дела на совершенно другую сумму 9000000 рублей, у следователя не возникли вопросы:
как в районном центре Воронежской области, в зоне жилой застройки (на границе с промышленной зоной) аварийный объект недвижимости, подлежащий сносу, представлявший собой индивидуальный жилой дом и использовавшийся фактически в период его эксплуатации как служебное жилье для работников предприятия и обремененный в значительной степени линейными объектами земельный участок (фактическая площадь застройки 10 процентов) может быть оценен в таких размерах? На рынке недвижимости в Семилукском районе за указанную цену возможно купить в гораздо более привлекательных местах готовый коттедж и земельный участок без обременений.
Как у эксперта при проведении судебной экспертизы оказались фотографии спорного здания, если он не выходил с осмотром на местность и в момент проведения экспертизы здание уже было снесено? Не является ли это актом сговора эксперта и представителей ОАО «СОЗ» при проведении экспертизы?
Почему следователь, принимая в качестве доказательств по делу указанные экспертизы, не проверил данные доказательства на требования Федеральных стандартов оценки и ФЗ «Об оценочной деятельности», ведь нарушения правил оценки, в том числе и при сравнительном методе оценки, очевидны?
Почему следователь в нарушение принципа презумции невиновности возложил бремя доказывания на свидетелей, а не на заявителей, и почему в отношении свидетелей фактически на протяжении трех с половиной лет ведется уголовное преследование при отсутствии события преступления как по ст.201 УК РФ, так и по ст.159 УК РФ?
Почему на событие и состав преступления влияют безосновательные жалобы, в том числе на действия следователя, прокурора, представителей ОАО «СОЗ»? Разве это законные основания?
Почему дело по якобы подозрительной сделке, территориально заключенной и исполненной в городе Семилуки, передается в следственные органы в город Воронеж, на том основании, что она якобы проходила в городе Воронеже и потому, что так пожелали представители ОАО «СОЗ» в своей жалобе?
Все свидетели расценивают данные действия как прямое нарушение их конституционных прав и свобод, прямое вмешательство в спор хозяйствующих субъектов.
Кто виноват в этой слишком затянувшейся сказке про белого бычка… простите, были о проданной развалюхе, судить, конечно, не нам. Но… настораживает вот какое обстоятельство. Суды и правоохранительные органы не без оснований жалуются на чрезмерную нагрузку – огромное количество дел. Так, может быть, стоит не создавать самим себе проблемы, затягивая решение фактически одного дела?! Зачем идти на поводу у жалобщика, который в погоне за большой деньгой готов судиться и писать в полицию и прокуратуру хоть до скончания веков? Может, следует поставить большую окончательную точку в этом деле?
Проблему, на наш взгляд, способна решить прокуратура области, куда мы и отправим нашу публикацию, а о результатах сообщим посетителям нашего сайта.

Юрий ПУЛЬВЕР Воронеж

 

Вопросы:

Пока комментариев нет

Ваше имя:

Ваш комментарий:


* Ваш комментарий будет доступен для редактирования в течение - 10 Минут





16+