27 января 2022, четверг
  • Человеческий облик Бога. Христос как историческая личность. (Выпуск 9) Тайная Вечеря. Застолье.

Человеческий облик Бога. Христос как историческая личность. (Выпуск 9) Тайная Вечеря. Застолье.

Ветхозаветные пророчества нередко изображали мессианское Царство в виде пира. Судя по притчам Христа, Он дорожил этим символом. Для Него собравшиеся за праздничным столом ученики представляли общину, главой которой был Он Сам. И потому прощеный пир Иешуа Га Ноцри соответствовал тем канонам, по которым проходили праздничные вечеринки в I веке не только у иудеев, но и у римлян, греков, персов.

Древнейший обычай есть Пасху стоя был давно забыт. Он сохранился (до нашего времени) только у самяритян, точнее самарян, которые и сейчас тоже исповедуют иудаизм в его наиболее архаичной форме. Они имеют свой вариант Ветхого Завета. В I веке жили в соседней с Иудеей области Самария и до сих пор приносят в жертву Яхве ягненка. На снимке внизу можно увидеть этот кровавый ритуал, который после разрушения Храма в 70 году иудеи не совершают.

Заклание агнца

Самая древняя и почитаемая сакральная еврейская церемония — пасхальная трапеза — исходила от Моисея. Для нас еда — троекратный, по меньшей мере, прием пищи: завтрак, обед, ужин, а то еще и ланч, полдник, «файв о’клок» (чаепитие в странах Британского Содружества Наций в 17.00). В Иудее, в сельской местности, завтрак был редким: нельзя тратить первые, самые ранние светлые и продуктивные часы утра, пока относительная прохлада позволяет работать. В середине дня во время передыха допускался краткий прием пищи, который не играл особой роли, — так, обычное подкрепление сил. Конечно, богатые набивали брюхо день (а порою и ночь) напролет. Но и для них, тем более — для бедняков, главной и священной была вечеря. Она же оставалась единственной трапезой во время голодов, войн, некоторых праздников. Начинался ужин за час-два до заката солнца. После него еще оставалось время, чтобы, согласно Закону, спеть псалмы, со 113 по 118-й. (по иудейской книге «Тегилим» — в его синодальном переводе на русский «Псалтирь» последовательность гимнов немного изменена). Послушаем, как звучит 113-й псалом на иврите в современном исполнении. Мотив, конечно, не тот, но вот слова подлинные.

«1 Галелуя! Воздайте хвалу, рабы Господни, воздайте

2 хвалу Имени Господа! Да будет благословенно

3 Имя Господне—отныне и вовеки! От [стран] восхода солнечного до заката его—прославлено Имя

4 Господне. Возвышен над всеми народами Господь;

5 над небесами слава Его. Кто, подобно Господу,

6 Богу нашему, пребывает столь высоко и видит все,

7 что внизу: и на небесах, и на земле?! Он из грязи поднимает бедного, из мусорной кучи возносит

8 нищего, чтобы посадить с вельможами, со знатью

9 народа Своего. Превращает бесплодную в хозяйку дома, в мать, радующуюся детям своим!»

Для иудеев I века, которые состояли в сектах или учились в раввинских школах, ужины имели дополнительное сакральное значение, если в них участвовал наставник. Смотреть, как ест и пьет учитель — великая честь для хасида-«чистого». Нужно вглядываться в малейший жест — он может означать что-то очень важное, даже новое направление в жизни. «Когда равви поднимает палец, весь мир трепещет», — сказано в Талмуде. Вино, им благословленное, остатки пищи, коей он касался руками, — священные предметы. Еда для воистину правоверного — религиозное действо, цель которого не удовлетворение нужд плоти, а очищение человеческого тела через божественную жизненную силу, которую таит в себе пища. Это приобщение к Адонаи. Недаром вкусная трапеза доставляет удовольствие, похожее на экстаз от соития с женщиной или двекута — «погружения в сад» (древнееврейская форма медитации). Проглотить оставшиеся после учителя объедки, выпить последние капли вина из его кубка — значит обеспечить себе вечное благословение.

Иудаистское почитание общей трапезы (впрочем, оно разделялось и всеми другими народами античности, включая германцев, римлян, греков, персов, индусов, китайцев) сохранилось и в раннем христианстве. В Новом Завете упомянут праздник «агапе» — «вечеря любви» (Иуды 12). Сирийские переводчики первых евангелий связывали его с церемонией умиротворения мертвых, и это действительно соответствует значению греческого слова «агапео» — «любовь». В классических эллинских трагедиях это существительное используется для выражения любви к умершим, в Ветхом Завете — для описания духовного родства человека с Богом. Оно правильно применялось в Септуагинте («Перевод Семидесяти Толковников», переложение Ветхого Завета с иврита на древнегреческий) для перевода древнееврейского глагола «соблазнять, завлекать». Его шумерский оригинал «АГ-АГ» означает «любить», а также «растягивать, измерять». Греческий глагол «аго» — «вести, поднимать, вытаскивать» и т.д. — входит в такие словообразования, как «некрагогос» — «вести мертвых» (за собой), «психаготео» — «вызывать души из потустороннего мира». Вспомним царя Саула, который вызвал дух пророка Самуила с помощью аэндорской волшебницы.

Саул и дух Самуила

Саул и дух Самуила

Предшественник агапе — совместная трапеза ессенов, описанная в Правилах общины. Братия садятся за стол, который накрывается для них. Смешивается молодое вино. Никто не берет еду, пока старейшина не благословит первые плоды хлеба и вино. На каждой ритуальной вечере при этом должно присутствовать по крайней мере десять человек.

Христианский агапе тоже включал общую трапезу, символическое съедание «Плоти Христовой» и выпивание Его «Крови» — вина, другими словами, был идентичен Тайной Вечере. Предназначение обряда то же, что у Евхаристии — сохранить в себе распятого, но воскресшего Спасителя. Эту идею прекрасно выразил Павел: «Я сораспялся Христу. И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:19-20). Дословно апостол написал не «сораспялся», а «возвысился вместе с».

Пасхальный ужин, да еще возглавляемый таким Учителем, был для апостолов святым втройне, ибо седер сам по себе считался священной церемонией. Первохристиане вершили ее в полном соответствии с национальной традицией — но уже не так, как современники Моисея. Древний способ празднования иудеями своего избавления от рабства египетского и от смертоносного ангела являл собою воплощение бесхитростной простоты. Главною особенностью его было поспешное съедание пасхального агнца, с пресным хлебом и горькими травами, в стоячем положении, с препоясанными чреслами и обувью на ногах — точно так, как евреи поспешно ели его в ночь своего избавления. Так именно даже в XXI веке самаряне ежегодно потребляют пасхального агнца на вершине горы Гаризим, и теперь они подают гостю небольшой оливкообразный кусок пресного хлеба, заключающий в себе несколько лепестков дикого цикория или какой-нибудь другой горькой травы.

В эпоху Христа иудеи давно перестали вкушать пасху стоя или соблюдать правило, запрещавшее всем ее участникам оставлять дом до утра.

Возлегание было объявлено наиболее сообразным и удобным положением, а в социальном смысле — привилегией свободных людей (в Риме — рабы, в Иудее — женщины и слуги ели сидя).

Рисунок римского пиршества

Римское застолье (современная картина)

С правой стороны пирующие изображены неверно: все должны лежать на левом боку. Сам обычай был унаследован первоначально от персов, во время греческой и эллинской оккупации претерпел некоторые изменения.

На чем же возлежали участники Тайной Вечери? Напомним, ложе на арамейском называется мишкаб, на койне и латыни — триклиний. У римлян первое значение этого слова — столовая с тремя ложами, выделенная в отдельную комнату под влиянием эллинской традиции. Они ели, возлежа на ложах-клиниях (лектус триклиниарис). В доме могло быть несколько триклиниев. В каждом, как правило, располагалось три ложа буквой П; если их было два, это называлось биклиний. Название пиршественного зала со временем стало относиться и к лежанкам, рассчитанных на трех человек.

У эллинов возле каждого ложа стоял отдельный столик. Римляне ели за общим квадратным или прямоугольным столом, окруженным с трёх сторон кушетками. На четвертой стороне стола не было лежанки, так как оттуда подавали кушанья. На каждом отдельном триклинии могли возлежать по 3 человека, так что всего у них за столом располагались девятеро.

П_1

Древнегреческое пиршество с актерами и музыкантами. Современная иллюстрация.

unnamed_1

Схема римского триклиния

Показано неверно: главный участник, занимавший самое почетное ложе (лекстус консуларис), лежал на левой стороне кушетки, где была невысокая спинка, на которую он опирался. За столом пирующие возлежали, облокачиваясь на левую руку. Распределение мест было следующее: верхняя и средняя кушетки предназначались для гостей, причем знатнейшие из них возлежали на средней; нижнюю занимали хозяин и его семейство.

Из трех мест на каждом триклинии лучшим считалось первое, так как оно находилось у самой спинки кушетки; остальные двое пирующих могли облокачиваться только на несколько возвышенную переднюю часть лежанки. Сам хозяин занимал первое место нижнего ложа. На среднем триклинии важнейшим и почётнейшим (консульским) местом считалось не первое, а третье, так как оккупировавший его гость находился подле хозяина. На схеме это место показано неверно. 

Почему четыре великих народа древности (персы, греки, римляне и иудеи), обычаи которых во многом различались, насчет возлежания были полностью солидарны? Тут нужно отметить, что римские патриции любили горизонтальное положение не только во время пиров, но и при чтении, письме, обсуждении хозяйственных вопросов и прочей интеллектуальной деятельности. Современные медики объясняют это так: когда мышцы организма расслаблены, в мозг от них поступает меньше сигналов и можно сосредоточиться на процессе мышления.

A_1

Античная керамика с изображением пиршества. VI в. до н.э.

Из всех полисов античной Эллады принимали пищу в сидячем положении только аскетичные спартанцы. Все остальные древние греки ели, сидя за столом, только если сильно торопились. На любой праздничной трапезе, не говоря уже о дружеских посиделках, которые назывались «симпосион», гости и хозяева укладывались вокруг столиков на лежаках. Римляне, не исключено, переняли этот обычай именно у греков, вместе с названием такого пира (на латыни «симпозиум»).

Древнегреческая застольная беседа

Древнегреческая застольная беседа. Современная иллюстрация.

Положение правого пирующего неправильное: лежит на правом, а не на левом боку. В отличие от спального ложа, мебель для застолья (на койне, помимо триклиния, апоклинтра, от слова «апоклино» — «разгибаю спину») хорошо приспособлена для полулежачей позы. Пирующий опирался на левый локоть, оставляя правую руку свободной. Левый бок, где находился желудок, покоился на мягкой поверхности. За всё время трапезы не было необходимости менять позу, настолько удобными и эргономичными были апоклинтры.

Римские пиры отличались от греческих. Вместо маленьких индивидуальных столиков у повелителей мира был один общий квадратный или прямоугольный стол. Вместо апоклинтров — длинные кушетки, на каждой из которых помещались трое. На стол выкладывались сразу все блюда, и есть их мог любой. Кроме того, римская трапеза требовала меньшего количества слуг: не нужно подносить блюда или подливать вино каждому гостю, можно просто ставить их на общий стол.

Что говорит про возлежание современная медицина? Если во время приема пищи лежать на левом боку, это уменьшит давление съеденного на нижний отдел желудка и таким образом ослабит дискомфорт от переедания. Кроме того, при этом углеводы расщепляются и усваиваются медленнее, чем при сидячем положении, что предотвращает скачкообразное поступление глюкозы в кровь и связанных с этим резких колебаний уровня инсулина.

Тем не менее, есть лёжа достаточно вредно для здоровья. Насыщение при этом наступает позже и ощущается слабее, чем во время еды сидя. Именно поэтому римляне возлежали на пирах, где подавали много блюд, и должны были попробовать каждое из них. Это прямой путь к ожирению. Для тех, кто вел активный образ жизни и устраивал подобные застолья нечасто, это не представляло опасности, но древнеримские богачи, часто устраивавшие пышные пиршества ради престижа, поголовно страдали от избыточного веса и связанных с ним болезней. Они часто применяли гусиное перо, чтобы вызвать рвоту и таким образом освободить желудок для новых яств.

Но обжорство уж точно не грозило членам хабурот, собравшимся на седер вечером 6 апреля 30 года. В Сионской Горнице мишкабов было пять — как раз на 15 мужчин. Их расположение и размещение на них людей представляло собой синтез греческих, римских и иудейских обычаев.

Насколько мне известно, никто в мире не составлял схемы расположения участников Тайной Вечери. Я попытался это сделать. Результат можно увидеть внизу.

Сх_1

Стол для мужчин: кто какие места занимал. 1. Иисус. 2. Иоанн Богослов. 3. Иуда Искариот. 4. Иосиф Аримафейский. 5. Петр. Об остальных можно только догадываться. Возможно, 6. – Андрей Первозванный, брат Кифы, 7. – Иаков Праведник, брат Господень.

Второй стол – для женщин, их было восемь: семь мироносиц и хозяйка дома, супруга Иосифа Аримафейского. Он, безусловно, был женат: неженатых в то время в Иудее приравнивали к самоубийцам. Кто где располагался, неизвестно.

Сх_2

Как же лежали члены хабурот? Самым почетным местом считалось первое на верхнем триклинии. Оно предназначалось Спасителю. На тройном ложе вместе с Назарянином уместились еще двое. «Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса» (Ин.13:23), то есть справа от Него. Это был Иоанн. Кто был третьим, неизвестно. Петр находился напротив Христа и будущего Богослова, так что мог легко обмениваться с Иоанном тайными знаками (Ин.13: 20). По обычаю напротив почетного гостя (то есть рядом с Кифой) должен был лежать хозяин дома, то есть Иосиф Аримафейский. Хранитель общей казны удостоился чести возлечь рядом с Учителем — но на соседней кушетке слева от Него, так что большую часть трапезы Спаситель был обращен к нему спиной. Иначе Иисус не мог бы передать ему хлеб в ответ на вопрос Петра о предателе (Ин. 13:21-25) До других апостолов Христос просто не дотянулся бы — ни через Иоанна, ни через стол, ведь Мешиах лежал. Это символично, наверное, с грустью подумал Искариот. Сын Божий рядом со мной, Своим учеником, но спиной к предателю...

В самом начале вечери Христос объяснил присутствовавшим суть и значение потрясшей их церемонии. «Когда же умыл им ноги и надел одежду Свою, то, возлегши опять (Я уже писал об этой ошибке переписчика: с грязными ногами к пасхальной трапезе не возлегали; апостолы вначале омыли ноги, а потом уже заняли свои места на триклиниях), сказал им: знаете ли, что Я сделал вам?

Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то.

Итак, если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу:

Ибо Я дал вам пример, чтоб и вы делали то же, что Я сделал вам.

Истинно, истинно говорю вам: раб не больше господина своего, а посланник не больше пославшего его.

Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете» (Ин.13:12-17).

Бог во плоти омыл ноги простым людям, чтобы научить их смирению, самоотречению и любви! И тем самым объявил: блаженны те, которые творят добро, невзирая на чины, ранги, социальное и прочее неравенство! Блаженны те, кто поймет: борьба за преимущество, чрезмерное отстаивание своего достоинства, властолюбие — отличительные свойства тирании и незрелости языческой, а самый великий из христиан — самый смиренный.

О_1

«...Цари господствуют над народами, и владеющие ими благодетелями называются;

А вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий, как служащий.

Ибо кто больше? возлежащий, или служащий? не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий.

Но вы пребыли со Мною в напастях Моих,

И Я завещаю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство,

Да ядите и пиете за трапезою Моею в Царстве Моем, и сядете на престолах судить двенадцать колен Израилевых» (Лк.22:25-30).

Сердце Искариота, должно быть, застучало радостно: спасен! спасен! спасен! Мешиах повторил сделанное год назад обещание поставить Двенадцать, в том числе его, Иуду, судьями над израильскими племенами в раю. Какое колено достанется ему в удел? Надо попросить Господа, чтобы это было его собственное — племя Иуды.

...Искариот наверняка опомнился: охладись, о том ли ты думаешь! Не гордыни твоей потрафляет Сын Божий. Он другому учит! Тот должен быть первым между всеми, кто ради других с радостью возьмет на себя тягчайшее бремя и примет самую позорную службу. Еще раз предостерег Он людей: не ожидайте земной награды или земных благ. Его престол и Царство не от мира сего.

И лишь теперь участники Тайной Вечери приступили к трапезе. Что они ели, как и чем — в следующем выпуске.

Продолжение следует

Юрий Пульвер

Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5

Выпуск 6

Выпуск 7

Выпуск 8

Задавайте вопросы

Читайте также

Оставьте комментарий
Имя*:

Оставляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения