16 июня 2021, среда
  • Светлана Носкова: «Тысяча и одна ночь» — это спектакль-праздник!»
  • Светлана Носкова: «Тысяча и одна ночь» — это спектакль-праздник!»
  • Светлана Носкова: «Тысяча и одна ночь» — это спектакль-праздник!»

Светлана НОСКОВА: «Тысяча и одна ночь» — это спектакль-праздник!»

25 апреля в Воронежском государственном театре оперы и балета состоялся бенефис прима-балерины Светланы Носковой. Артистка исполнила партию Шахерезады в балете «Тысяча и одна ночь» Ф. Амирова и принимала чествования. Пленительная музыка отправляла зрителей в путешествие по загадочному и опасному Востоку, тогда как танцы мастеров-исполнителей передали животрепещущею историю о всепоглощающей любви и ненависти.

О том, чем «цепляет» этот спектакль, каков творческий путь к славе и как артист побеждает трудности — рассказала в интервью нашим корреспондентам заслуженная артистка России Светлана Носкова.

— Светлана Юрьевна! Хотим поздравить вас с присвоением почётного звания «заслуженная артистка России». В Воронежском театре оперы и балета Вы единственная за последние 20 лет, кто достиг таких высот. Как Вы справляетесь с повышенным вниманием к себе со стороны СМИ?

— Когда в жизни артиста происходит такое событие (бенефис), то в любом случае, как бы ты хотел или не хотел, положено прийти на телевидение, дать интервью, быть в центре внимания. Да, к этому нужно быть готовым, но я никогда не отказывала журналистам. Если нужно, я всегда дам интервью и приду на съёмку.

— Что Вы можете сказать о своей профессии?

— Честно, я даже не думала, что у меня будет такая длинная творческая судьба, что столько лет я буду танцевать. Исполнив практически все ведущие партии нашего репертуара, я получила такой жизненный багаж, с которым могу двигаться ещё дальше, делать больше, но уже не как артист, а, например, педагог — передавать свои знания следующим поколениям.

— С чего начался ваш путь?

— В самом начале я занималась немного акробатикой, потому что моя мама работала хореографом. А потом мама повела меня поступать в Воронежское хореографическое училище, которое в своё время окончила сама, но, правда, она училась на народном отделении. Я поступила. Первый мой педагог, Меньших Эльвира Александровна, до сих пор со мной поддерживает связь. Я всегда поздравляю её со всеми праздниками, задаю вопросы о балете и преподавании.

— Преподаватели как-то выделяли Вас среди других студентов?

— Можно сказать и так. Поступало нас, в первый класс, 18 девочек, а по итогу осталось — 7 человек. Несколько девочек отчислили за профнепригодность в течение первого-второго класса, и после третьего класса много учениц перешло на народное отделение. То, что из семи выпускниц три стали ведущими солистками — это о чём-то говорит... Одна работала у Григоровича в Краснодаре, вторая была ведущей балериной в Ростове... И я. Если ты выбрал путь, его надо пытаться пройти. Задержаться на нём. Добиться своего.

— Вы до сих пор волнуетесь перед выходом на сцену?

— С многолетним опытом волнение только обострилось. Перед выходом на сцену волнуешься каждый раз, будь то выход в незначительной сольной партии или в ведущей. Ты выступаешь перед людьми, никакой записи, а оттого не знаешь, что получится и как сложится.

— На бенефисе Вы исполнили выразительную партию Шехерезады из «Тысячи и одной ночи». Эта партия вас чем-то «зацепила»? Какие с ней связаны воспоминания?

— Этот спектакль долго идёт у нас, он неизменно пользуется популярностью. И всегда на него будет ходить зритель. «Тысяча и одна ночь» необыкновенный, красочный балет. Потрясающая музыка, восточные декорации, яркие костюмы. Это спектакль-праздник! И мне хотелось, чтобы мой бенефис был бы как праздник.

— Про такие спектакли модно говорить «атмосферные». Они так завораживают своими деталями, что спектакль воспринимается как живописная картина. Были для Вас ещё такие спектакли?

— Да, для меня таков балет «Ромео и Джульетта».

— Какие главные различия между балетами «Ромео и Джульетта» и «Тысяча и одна ночь»?

— Они совсем непохожие, как два настроения. Шехерезада — это женщина. Она может умно руководить мужчиной. А Джульетта ведь девочка! Она только-только начинает любить, в ней нет и тени хитрости. Поэтому эти две партии одни из моих любимых — они совмещают противоположное, контрастируют.

— Кто Вас вдохновляет заниматься делом жизни?

— В меня большую силу вселяют дети. Ради них мне хочется быть примером для подражания.

— Какие партии стали для Вас самыми запоминающимися?

— Одна из таких — моя самая первая ведущая партия. Это была лиричная Одетта-Одиллия («Лебединое озеро»), которую со мной готовила Валитова Набиля Габдельхамидовна. Она мой второй педагог в хореографическом училище, выпускала меня, и в театре продолжала работать со мной, поддерживать и наставлять. Также не могу не отметить спектакль «Жизель»: он настолько пришёлся мне по душе... Всем сердцем люблю его.

— Вы согласны, что артист «проживает» свою роль?

— Обязательно.

— Как это отразилось на Вашем опыте?

— Я проживаю каждый свой образ. Бывает, что-то отвлекает. Это понятно, ведь помимо сцены существует жизнь вне театра. И всё же стараешься мобилизоваться, и, выходя на сцену, думать только об определённом спектакле, жить им и перевоплощаться.

— Профессиональным артистам бывает непросто совмещать семейную жизнь и карьеру. Артисты театра часто говорят, что у них просто-напросто нет выходных. Как Вы всё совмещаете?

— Что касается выходных — это действительно так. У нас выходной один — понедельник, а у всех «нормальных» людей — суббота и воскресенье. То есть, когда у наших детей выходной, мы в эти дни работаем. Конечно, хотелось бы побольше куда-нибудь выезжать с детьми. Только когда много работаешь и вдруг наступает твой выходной, уже просто хочется побыть дома, никуда не спешить. Так что совмещать семейную жизни и театр вполне реально, но, разумеется, не без помощи. Мне очень помогает моя мама, она даёт мне возможность реализовываться в профессии.

— В 2019 году Вы участвовали в фестивале современной хореографии «RE:Форма танца» в постановке «Принцесса Тур’андот». По-вашему мнению, что больше привлекает молодёжь — классический балет или современный танец?

— Я балерина поколения приверженцев классического танца, классического балета. Что касается современного... от него никуда не уйти. Современный танец захлестнул искусство, сейчас без него никак. Он бывает разный. Иногда откровенно пошлый. Подобное я смотреть не могу.

Хотелось бы, чтобы молодёжь больше знала о классике и увлекалась ею. Сейчас у нас будут ставить «Баядерку» — это великолепный, чисто классический балет. К тому же в репертуаре театра идут «Корсар», «Спящая красавица», «Лебединое озеро». Наш театр сумел сохранить классическую основу, при этом внедряя современную хореографию.

— Вы работали с выдающимися хореографами-постановщиками и педагогами. Кто из них сильнее всего отпечатался в вашей памяти?

— Когда у нас ставили балет «Золушка», главную партию со мной готовила ассистент Владимира Викторовича Васильева Наталия Николаевна Воскресенская. Работая со мной над каждым движением, она во всех красках донесла до меня этот образ. Именно за исполнение этой партии я стала лауреатом театрального конкурса «Итоги сезона» в номинации «Лучшая женская роль».

— Два года назад мы брали интервью у Владимира Васильева. Он нам рассказывал про свой опыт выступления и что для него значит балет. И он высказал такую интересную мысль: «Творчество — это муки радости». А что для Вас значит творчество?

— Интересная мысль... Я согласна с его словами. Готовясь к спектаклю, столько всего приходится пережить: и какие-то неудачные репетиции, и сомнения, вроде: «подойдёт мне это или не подойдёт?». Это и есть те недолгие муки ожидания, что предшествуют бесконечной радости, когда ты выходишь на сцену, звучит музыка, а зал заполнен зрителями. То, что мы, артисты, испытываем на сцене — это непередаваемые чувства и ощущения. Сцена, как наркотик, затягивает. Хочется ещё и ещё. Не остановиться. После спектакля вроде ты и устал, но желаешь повторить тот или иной момент, прожить его заново.

Неординарная творческая личность смешивает в себе множество граней — и живое воплощение роли на сцене, и стойкий профессионализм, и способность сохранить жёсткость там, где необходимо принять твёрдое решение, и мягкость в тех случаях, где нужно отдаться эмоциям. Прима-балерина Светлана Носкова — такой человек. Артист, чувствующий природу своей работы. Артист, живущий нераздельно от своего призвания.

Текст: Марина Иванникова, Маргарита Саратова

Фото: Маргарита Саратова, Константин Кириакиди

Оставьте комментарий
Имя*:

Оставляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения