17 февраля 2019, воскресенье
  • Юрий Сегал: «Что ты отдал, то твое»
  • Юрий Сегал: «Что ты отдал, то твое»
  • Юрий Сегал: «Что ты отдал, то твое»
  • Юрий Сегал: «Что ты отдал, то твое»
  • Юрий Сегал: «Что ты отдал, то твое»
  • Юрий Сегал: «Что ты отдал, то твое»
  • Юрий Сегал: «Что ты отдал, то твое»
  • Юрий Сегал: «Что ты отдал, то твое»

Юрий Сегал: «Что ты отдал, то твое»

Понятие «благотворительность» стало малоизвестным в советский период, но к настоящему времени частично возродилось, прикрывшись иностранным термином «спонсорство».

Не столь уж популярно оно и в России, частично из-за того, что на Западе деньги, пожертвованные на благотворительные цели, вычитаются из налогообложения, а у нас они идут за счет прибыли. И здорово, что в нашей стране, а в частности, в Воронежской области, находятся предприниматели, которые занимаются благотворительностью не на словах, а на деле. С одним из таких людей мы и хотим вас, читатели, познакомить. Представляем: Юрий Ефимович Сегал, известный не только в нашем регионе промышленник, ученый, изобретатель и предприниматель. Бывший генеральный директор производственного объединения «Электроника», которое он в свое время вытащил из глубочайшего кризиса. Долгое время возглавлял Воронежскую еврейскую общину. Вот уже 28 лет — генеральный директор ООО «Прок». Вообще-то его жизнь заслуживает целой книги, но сейчас мы остановимся лишь на одном аспекте его многогранной деятельности.

— Юрий Ефимович, в воронежской синагоге есть несколько памятных настенных досок с фамилиями тех, кто внес значительный финансовый вклад в ее создание. Вы на втором месте на первой доске, хотя, по мнению многих, кто Вас знает, могли бы претендовать на первое место.

— Мне предлагали — я отказался. Никто не дал больше денег на синагогу, чем выдающийся российский предприниматель Герман Борисович Хан...

— Это религиозное учреждение названо в честь его мамы.

— Да, они оба это заслужили, и я искренне ему благодарен, поэтому и уступил почетное первое место.

— Но ведь это Вы привлекли его к благому делу.

— Да. Тут следует вспомнить историю создания синагоги. В свое время она была передана государством еврейской общине в ужасном состоянии. Как образно сказано в Ветхом Завете, здесь «царила мерзость запустения»: все было развалено, здание просто грозило рухнуть. Тогдашнее руководство общины принимало все возможные меры, но собрало слишком мало денег, чтобы обеспечить необходимый прорыв. Я сумел найти внешних спонсоров и, так сказать, мобилизовать воронежских бизнесменов еврейского происхождения. Совместными усилиями нам удалось построить и оборудовать чуть ли не лучшую в стране синагогу, которую не стыдно показывать зарубежным гостям. И я с благодарностью вспоминаю своих сподвижников: Вадима Александровича Швейбиша, Якова Михайловича Слуцкого, Александра Владимировича Ванштейна и Илью Дмитриевича Шепелева.

— Он числится на последнем — десятом — месте на той упомянутой памятной доске.

— Отнюдь не потому, что он сделал меньше всех, а потому, что самый молодой. А помог куда больше, чем многие из старших и более именитых членов общины. Мало того, что просто давал деньги. Доставал стройматериалы, краски, приводил десятки людей, не гнушался сам выполнять черновые работы — скажем, отмостку. Привлек строительную фирму. И все — безвозмездно!

Не меньше его заслуги и в возрождении еврейского кладбища. Оно тоже было в запустении. По нему просто опасно было ходить — старые деревья падали и могли изувечить и даже убить. Он помог собрать средства на очистку территории от дикорастущих деревьев и кустарников. Именно Илья привел специалистов, которые цепными пилами обрезали все опасные растения. С его помощью был составлен план по корчевке самых опасных стволов, которые постоянно падали и ломали памятники. Вывоз мусора тоже не обошелся без его участия.

Он способствовал получению гранта у европейского общества «Генезис». На эти средства мы разработали план, электронную карту и сайт кладбища. Последний был прикреплен к международной системе кладбищенских сайтов, благодаря чему мы смогли найти соплеменников за рубежом, чьи предки похоронены в нашем городе. Семнадцать иностранцев посетили родные могилы и теперь регулярно финансируют их уборку.

Участвовал Шепелев и в наших уникальных акциях — создании фильма о кладбище и съемке фильма «Великая Отечественная война в воспоминаниях ветеранов — членов Воронежской еврейской общины». Всех оставшихся в живых героев мы проинтервьюировали, уделили каждому от получаса до часа экранного времени. На втором этаже синагоги открыли музей о вкладе еврейского населения в экономику, политику, культуру Воронежской области. И тут Илья приложил руку.

— Насколько я знаю, Ваша благотворительная деятельность выходит за рамки еврейской диаспоры.

— Верно. Я проживаю в Рамонском районе и уже много лет помогаю местному Дому престарелых и детскому дому — бесплатно предоставляю им обувь. Шепелев тоже помогает мне в ее приобретении.

— Юрий Ефимович, простите за провокационный вопрос. В мире сложилось мнение о евреях как о народе, скажем так, прижимистом. А оказывается, вы занимаетесь благотворительностью в очень широких масштабах, причем не только для своих.

— Это очень распространенный стереотип, сложившийся под влиянием анекдотов. На самом деле еврейский народ такой же, как все остальные, в нем в процентном отношении столько же жадных и щедрых людей, как у всех остальных народов. И более того: мы поняли раньше других бессмысленность тупого накопительства злата-серебра. За тысячу лет до Христа наши мудрецы высказали гениальную мысль: «В саване нет карманов». И христиане, и мусульмане выделяют десятину своих доходов церкви и бедным по нашему примеру.

— Простите опять за каверзный вопрос: а жаба не душит?!

— Знаете, нет. Потому что мы разделяем тезис великого грузинского поэта Шота Руставели, сформулированный им восемь веков назад:

«Что ты спрятал, то пропало.

Что ты отдал, то твое».

Юрий Пульвер

Воронеж

Оставьте комментарий
Имя*:

Оставляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения