21 июня 2021, понедельник
  • Филькина терсхема-2 (Воронежские власти не знают (или скрывают) истинное количество биоотходов в области)

Филькина терсхема-2 (Воронежские власти не знают (или скрывают) истинное количество биоотходов в области)

Публикация статьи «Филькина терсхема», опубликованная 2 мая сего года, вызвала живую реакцию как региональных, так и федеральных властей. Несмотря на праздники, мне позвонила руководитель областного департамента природных ресурсов и экологии Н.В. Ветер и сообщила, что новая Территориальная схема обращения с отходами, принятая в конце 2020 года, по сути, представляет собой доработанный аналогичный документ 2016 года и что она сейчас находится в процессе переделки.

Пришел также ответ от руководителя Центрально-Черноземного управления Росприроднадзора А.Ф. Карякина. Благодарю обоих за оперативность.

В связи с тем, что Наталья Викторовна попросила меня и впредь анализировать новую терсхему, я это сделал. И опять нашел недостоверную информацию — на сей раз о количестве биоотходов, образующихся в области.

Чтобы избежать путаницы в дальнейшем, приведу официальную характеристику биоотходов (терсхема, стр. 65):

«Биологическими отходами в соответствии с действующими „Ветеринарно-санитарными правилами сбора, утилизации и уничтожения биологических отходов“, утв. Минсельхозпродом РФ 04.12.1995 № 13-7-2/469, являются: трупы животных и птиц, в т.ч. лабораторных; абортированные и мертворождённые плоды; ветеринарные конфискаты (мясо, рыба, другая продукция животного происхождения), выявленные после ветеринарно-санитарной экспертизы на убойных пунктах, хладобойнях, в мясо-рыбоперерабатывающих организациях, рынках, организациях торговли и др.объектах; другие отходы, получаемые при переработке пищевого и непищевого сырья животного происхождения».

А теперь — о сути проблемы. Как оказалось, реальной оценки количества биоотходов на сегодняшний день в регионе нет, сведения за предыдущие годы противоречивы. Так, в приложении к приказу № 543 от 16 октября 2017 года «О внесении изменений в приказ департамента природных ресурсов и экологии Воронежской области от 26.08.2016 г. № 356» (оно и называется Территориальная схема обращения с отходами) указано, что в предприятиях региона, занимающихся животноводством и обработкой животноводческой продукции, ежегодно образуются 58102,06 тысячи тонн биоотходов. В письме же тогдашнего заместителя председателя правительства Воронежской области А.А. Спивакова от 13.01.2011 г. № 01-05/065 дается цифра 130 тысяч тонн, по мнению специалистов, наиболее близкая к реальности. Есть и еще одно письмо, подписанное тогдашним заместителем руководителя управления ветеринарии Воронежской области Н.Ю. Эсауленко от 28.11.2018 года № 63-11/2352. Вот цитата из него: «По состоянию на 01.11.2018 на территории Воронежской области 9 хозяйств имеют биотермические ямы для утилизации трупов животных и птицы, 67 хозяйств используют 86 инсинераторных установок для термического уничтожения биологических отходов, 8 мясоперерабатывающих предприятий используют оборудование для утилизации ветеринарных конфискатов. Остальные производители животноводческой продукции в соответствие с ветеринарным законодательством пользуются услугами ОАО „Ветсанутильзавод Гремяченский“, с. Гремячье, Хохольского муниципального района, имеющего производственную мощность 100 тонн в сутки или 26 тыс. тонн в год, которых достаточно для покрытия всех нужд области». Согласно старой терсхеме, все предприятия, обладающие оборудованием для производства мясокостной муки (их, кстати, было 7, а не 8, как указано в письме Н.Ю. Эсауленко), совместно утилизировали менее 4600 тонн биоотходов в год, а завод «Гремяченский» тогда перерабатывал всего чуть больше 20 тысяч тонн, причем только четверть сырья для него поставлялась предприятиями региона. То есть, если верить управлению ветеринарии, «нужды области» в уничтожении биоотходов составляли в 2018 году даже меньше, чем 58 с небольшим тысяч тонн в 2017 году.

Почитал я новую терсхему — и ахнул! На стр. 487 количество биоотходов указано 53506,77 тысячи тонн — почти на 5 тысяч тонн меньше, чем в 2017 году. Как это может быть, если, по данным областного департамента сельского хозяйства, поголовье животных за последние годы выросло в полтора раза! Опять приходит в голову мысль о том, что в нашем крае какие-то особые коровы, козы, свиньи и птицы — они не только выделяют в 35 раз меньше навоза, но и умирают гораздо реже, чем их среднестатистические «сестры» во всем мире.

Как сообщили их руководители, департамент экологии получает сведения от управления Росприроднадзора, последний — непосредственно от животноводческих предприятий. Как и в случае с навозом, сельхозпроизводители дают липовые отчеты, чтобы занизить реальное количество биоотходов. Контролирующие органы не обращают внимание на это очковтирательство, чтобы потом можно было записать в филькиной терсхеме (стр. 169): «Доля утилизированных и обезвреженных биологических отходов в общем объеме образовавшихся отходов составляет 100%». Куда деваются «лишние» биоотходы м сколько их в реальности — тема отдельного расследования, результаты которого опубликуем позже.

Юрий Пульвер

Оставьте комментарий
Имя*:

Оставляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения