19 сентября 2021, воскресенье
  • Игорь Есауленко: «Работа российского врача – это не приключения доктора Хауса»

Игорь Есауленко: «Работа российского врача – это не приключения доктора Хауса»

Беседа с ректором Воронежского государственного медицинского университета им. Н.Н. Бурденко. За два года новая коронавирусная инфекция сильно изменила мир, внеся коррективы в систему практического здравоохранения. Как подготовка врачей и научная деятельность Воронежского государственного медицинского университета отвечает на новые глобальные вызовы?

Какие особенности оказались у нынешней приемной кампании? И как сам медицинский вуз становится индикатором «болевых точек» отечественного здравоохранения? Обо всем этом рассказал ректор ВГМУ им. Н.Н. Бурденко, доктор медицинских наук профессор Игорь Эдуардович Есауленко.

Нарасхват у студентов

— Какие особенности у приемной кампании-2021? Какие врачебные специальности оказались самыми востребованными?

— Прием документов по образовательным программам высшего образования — программам специалитета уже окончен, но продолжается прием на обучение по программам среднего профессионального образования, ординатуры, аспирантуры. Главная особенность приема в этом году состоит в том, что абитуриент взаимодействует с приемной комиссией дистанционно. Впервые появилась возможность подать документы через портал госуслуг. Приемная комиссия максимально старается помочь абитуриентам и их родителям справиться со сложностями дистанционной подачи и ответить на любые вопросы. Да, направления «лечебное дело» и «стоматология» традиционно остаются наиболее популярными. Но пандемия Covid −19 обострила интерес поступающих на «медико-профилактическое дело» и «фармацию». А тем нашим студентам, которые два года участвовали в борьбе с пандемией, начисляются дополнительные баллы для поступления в ординатуру. И здесь, в ординатуре, самыми востребованными специальностями стали кардиология, эндокринология, неврология, анестезиология-реаниматология, онкология. Впрочем, все врачебные специальности находят своих последователей — и патологическая анатомия, и судебно-медицинская экспертиза, а также фтизиатрия, психиатрия, скорая медицинская помощь. Университет ежегодно выполняет государственное задание по этим специальностям в полном объеме.

— Исходя из новых вызовов, как, на ваш взгляд, будет меняться востребованность медицинских кадров? Какие специалисты окажутся нужнее всего?

— В пандемию высветился дефицит анестезиологов-реаниматологов, патологоанатомов, морфологов, пульмонологов, инфекционистов и эпидемиологов. Не секрет, что эти специальности и прежде не пользовались популярностью среди студентов, а государство не уделяло им должного внимания. Так что дефицит кадров возник раньше, а пандемия только обострила сложившуюся ситуацию. Решение вопроса возможно при условии формирования адекватного потребностям государственного заказа на эти врачебные специальности. А вот среди новых специальностей в пандемию самой востребованной стала профессия врача телемедицины. Спрос на таких специалистов вырос в десять раз, и нам в университете теперь стоит обратить внимание на это обстоятельство. Вообще запрос на врачебную деятельность в условиях цифровизации резко вырос за два года пандемии. Это определило и сам формат образовательных инноваций в университете. Мы создали единую систему информационных сервисов, так называемый сквозной процесс образования, с личным кабинетом преподавателя и личным кабинетом студента — его цифровым портфолио, с электронными ректоратом, деканатом, приемной комиссией. В вузе созданы электронные образовательные курсы, цифровые контрольно-измерительные материалы, системы идентификации личности, лаборатории-студии для дистанционных курсов с формированием видеоконтента, с переводом лекций в интерактивный дистанционный видеоформат. Для преподавателей работают образовательные курсы повышения цифровой грамотности. Я уверен, что будет расти спрос на специалистов по реабилитации пациентов, перенесших коронавирус. Здравоохранение уже фиксирует высокий спрос на такие услуги. А это — многопрофильная команда узких специалистов, которая формирует направление реабилитации для конкретного пациента. В каждом конкретном случае кому-то больше будет нужен пульмонолог, кому-то — невролог, а кому-то — психотерапевт.

О вымирающей фтизиатрии

— Ковид потеснил в медиапространстве другую угрозу человечеству — туберкулез. А он ведь никуда не делся, как никуда не делись и проблемы кадров во фтизиатрической службе. Что можно сделать на уровне образовательной подготовки врачей, чтобы устранить этот кадровый кризис?

— Этот кризис определен рядом причин, и прежде всего — нашей национальной спецификой. Фтизиатрическая служба есть только в российском, а ранее — только в советском здравоохранении. Для советской системы здравоохранения было характерно выделение конкретных специальностей для борьбы с наиболее распространенными заболеваниями, в том числе с туберкулезом. В других странах обязанности по лечению и профилактике туберкулеза возложены на врачей общей практики. Еще одна причина нехватки кадров в этой службе — относительно невысокая заработная плата врача-фтизиатра по сравнению с заработками в других специальностях. Это снижает престижность и привлекательность работы во фтизиатрии еще на уровне студенческой скамьи. Снижает и для самих врачей, для которых невысокий заработок может стать мотивом ухода из специализации или из медицины вообще. И здесь еще важно отметить, что кандидат на должность врача-фтизиатра должен окончить ординатуру строго по специальности «фтизиатрия», а это серьезное препятствие для перехода врачей из смежных областей. А вот из фтизиатрии такой переход возможен — например, в пульмонологию или терапию. Эти риски и привели к ситуации, когда фтизиатрия становится вымирающей профессией. Отсутствие целенаправленных мер по улучшению условий для данной профессии может привести к непоправимым последствиям. Повышение престижа врача-фтизиатра, на мой взгляд, сейчас является первоочередной задачей. И решать ее надо не только повышением зарплаты фтизиатрам. Нужно прервать социальное молчание по поводу угрозы туберкулеза, информационное игнорирование угрозы. А еще подготовка врачей-фтизиатров напрямую зависит от формирования адекватного государственного заказа на данную специализацию. Нашим университетом государственное задание по подготовке врачей-фтизиатров через обучение в целевой ординатуре ежегодно выполняется на 100%.

Об абитуриентах

— В чем особенность нынешних абитуриентов ВГМУ?

— Для нас при поступлении важен уровень знаний абитуриентов. А сегодня проходной балл по химии в Воронежской области — 54. Средняя школа выпустила ребят с таким низким уровнем знаний по химии, а выбирать нам больше не из кого. Согласно госзаданию мы не можем поставить дополнительные ограничения ради «своего» абитуриента и сократить набор. Мы должны принять студентов в полном объеме. И выпустить — не менее 95%. Три года назад мы нашли выход для формирования сообщества подготовленных и осознанных абитуриентов, из которых можно делать достойный отбор, создав на базе воронежских школ медицинский предуниверсарий. Он стал первым этапом в формировании профессиональных и личностных навыков будущего врача от школы до ординатуры и дополнительного профобразования. ВГМУ заключает договоры со школами по созданию медицинских классов, а затем берет шефство над этими классами. То есть мы расширяем горизонт профессионального ориентирования со школьной скамьи. И вот такие ребята приходят к нам осознанно. Каждый год из системы предуниверсария в ВГМУ поступает порядка ста человек. Создание такой системы придало нам уверенности. Сейчас мы расширяем географию классов предуниверсария. Они уже появились в Бутурлиновке, в Новохоперске. Подтягиваем Липецкую область. В медицину должны идти ребята увлеченные, сознательно готовые к дальнейшим трудностям. Но, по большему счету, каждый отвечает сам за себя. Университет должен лишь создать условия, которые бы способствовали формированию настоящего врача. А как человек будет себя реализовывать — это в большей степени зависит от него самого.

О коммерческом образовании

— Если абитуриент с 54 баллами по химии поступает и учится на коммерческой основе — велик риск получить на выходе плохого врача?

— Прямой зависимости здесь нет. Коммерческая форма обучения не означает, что человек станет плохим врачом. Ситуацию определяет учебный процесс — шесть лет постижения сложнейших научных дисциплин, беготни по больницам, дежурств, вскрытии трупов в университетской «анатомичке», участия в операциях. А если человеку просто нужен престижный диплом медвуза, а врачом он быть не хочет, то он им и не станет при любой форме обучения. Впрочем, согласно статистике, больше всего студентов мы отчисляем все же с коммерческого набора. Или они уходят сами. Это порядка 200 человек в год — довольно большая цифра, и она является показателем высокой планки образовательного процесса в медвузе.

Об утраченных иллюзиях

— Что вас как ученого, врача, педагога больше всего огорчает в нынешних молодых врачах, а также в системе здравоохранения?

— Пока я могу признать полное разбалансирование между уровнем подготовки врача и той реальностью, в которой ему предстоит работать. Сегодня оказание медицинской помощи уравняли с оказанием услуги. То есть врачи не лечат, а оказывают услуги. И на психологическом, и на правовом уровне врач становится заложником такого определения своей деятельности. Многие оказываются с разбитыми надеждами. Ведь ежедневная рутина воронежской городской больницы мало напоминает приключения врачей из сериала «Доктор Хаус». Частота интересных случаев в жизни невелика, старшие коллеги не стремятся делиться богатым жизненным опытом, пациенты и начальство постоянно чем-то недовольны, а писать отчеты приходится с утра до вечера. И вот уже замученный доктор постепенно забывает, что мечтал служить людям. На этот счет мы проводили свои социальные эксперименты. Например, направляли студентов на стажировку в зарубежные клиники. В знаменитой клинике «Шарите» в Берлине закрепилось 13 наших выпускников. И это были не самые выдающиеся студенты. Но они себя хорошо зарекомендовали в немецкой клинике и стали отличными врачами. Так что дело не только в образовании, но и в условиях.

Да, в нашей стране изменились экономика, общество и люди — но спрос на качественные медицинские услуги остался неизменным. А значит, и подготовка медиков должна постоянно совершенствоваться. Наш университет за сто лет существования внес значительный вклад в развитие отечественного здравоохранения. Я считаю, что сегодня вуз обладает потенциалом для выполнения своей основной миссии — подготовки высокообразованных, конкурентоспособных специалистов в области медицины. Пандемия новой коронавирсусной инфекции скорректировала вектор развития медицинского образования. Сегодня уже очевидно: подготовка наших специалистов должна быть достаточно пластичной, чтобы будущие врачи были подготовлены к любым ситуациям.

К СВЕДЕНИЮ:

Образовательные инновации ВГМУ

Рассредоточенная практика вместо летней практики;

Увеличение доли практики в структуре образовательной программы;

Введение симуляционного курса как промежуточного этапа формирования практических навыков врача от теории к практике;

Увеличение доли дистанционного обучения на теоретических дисциплинах;

Перевод занятий лекционного типа и семинарских занятий полностью на дистанционный формат для студентов 3 курса и старше;

Внедрение новых форм проведения практических занятий (Blended Learning, интерактивные клинические разборы, симулированный пациент, проблемно ориентированное обучение, ролевые и деловые игры и др.);

Цифровая трансформация практической подготовки будущего врача (возможность симуляционных технологий, виртуальной реальности VR и дополненной реальности AR, использование цифровых технологий в практических навыках, особые типы контрольно-измерительных материалов);

Увеличение доли симуляционного обучения: расширение площадей и числа тренажеров и симуляторов для отработки практических навыков в Мультипрофильном аккредитационно-симуляционном центре (до 2025 года: строительство и оснащение Мультипрофильного аккредитационно-симуляционного центра на 50 процентов от запланированного объема);

Создание Центра креативного лидерства — формирование, подготовка и обучение конкурентоспособного кадрового резерва;

Открытие кафедры психологии и поведенческой медицины — профориентация студентов на основе лидерских качеств и индивидуального диагностирования личностных характеристик;

Создание раздела «иностранный язык» в основных образовательных программах с освоением дисциплин: латинский язык; основы медицинского иностранного языка или иностранный язык в медицине (English in Medicine); практика иностранной речи в медицине (Good Practice) или иностранный язык для профессиональной коммуникации; медицинский иностранный.

Ольга Бренер,

фото — Алиса Ермакова,

Источник

Оставьте комментарий
Имя*:

Оставляя комментарий, я даю согласие на обработку персональных данных.
* — Поля, обязательные для заполнения